Льва Яшина свалили на землю. Смешались в кучу ноги, руки. Один турок схватил за шею нашего вратаря и начал его душить.

Неизвестно, чем все это кончилось бы, если бы не вмешалась полиция с собаками, сидевшая в специальном окопе — траншее, оборудованной за воротами.

Наша команда выстояла, и матч был выигран. На следующий день можно было улетать в Латинскую Америку согласно купленным билетам. Но след остался, а я же себе сказал: «Не торопи никогда события. Слушай Яшина и вперед батьки в пекло не лезь».

Создание космическое, вечное.

Борис Волынов, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт

Я дружил больше с Всеволодом Бобровым, чем с Яшиным, но это не мешало мне восхищаться талантом Льва Ивановича, оставившим самый заметный след в труднейшем спортивном поле.

Искренне уважаю Яшина — и это на всю жизнь — за человеческую стойкость, гражданское мужество, за подлинный патриотизм. И неслучайно образ Льва Ивановича, с чьим именем связаны все главные успехи и достижения на мировой арене отечественного футбола, стал своеобразной реликвией, национальным достоянием России, а также всей международной спортивной, футбольной общественности планеты Земля.

Лев Иванович — совесть и мудрость нашего времени. Вряд ли на высшем государственном уровне поняли, как непростительно опоздали они с присуждением Яшину в 1990 году высшей награды Родины — звания Героя. Оправдания по принципу «лучше поздно, чем никогда» неприемлемы, они во вред России. Лев Иванович своим примером волевого человека, гражданина и спортсмена мог бы еще сослужить великую службу нашему народу и человечеству, но ему не дали, тем самым сократили его дни. А какой бы опыт он смог бы еще передать молодежи!