Репортеры-журналисты не сравнивали Марадону с Яшиным, но спортивная солидарность в связи с болезнью Марадоны заставила еще раз вспомнить о Яшине, обо всем футбольном сообществе. И этот репортаж о Марадоне — с мыслями о больших спортсменах-дарованиях.

Есть даты, которые по разным причинам крепко врезаются в человеческую память, чтобы остаться навсегда. Одна из таких дат — 27 сентября 1987 года. В тот день испанский спортивный обозреватель Роберто Симон представил в Ордене иностранных журналистов, что тогда находился на римской улице Мерчеде, обоятельную, по-южному разговорчивую (в том числе и руками), увешанную со вкусом драгоценностями синьору средних лет. Она оказалась супругой хозяина одного из самых знаменитых клубов страны — чемпиона и обладателя Кубка Италии — команды «Наполи» (Неаполь). Дама после второй чашечки кофе-эспрессо в баре на углу Мерчеде конфиденциально сообщила, что у нее два хобби — слишком большое участие в работе неапольской ячейки Компартии Италии, а также — футбол, точнее отношения с тифози — болельщиками-фанатами клуба «Наполи», которые переносят успехи любимой команды со стадиона, расположенного у подножия вулкана Везувий, на правопорядок, доходят до прямых столкновений с полицией, наряжают в голубые футбольные майки с номером «10» (под ним играл Диего Марадона) все каменные и бронзовые скульптуры (людей и лошадей) на улицах Неаполя. А этим почему-то особенно недовольны карабинеры.

Хозяин клуба Коррадо Ферлаино устал отвечать на жалобы полиции, обвинения в адрес болельщиков и самого футбольного аса, купленного «Наполи» в 1984 году у испанской «Барселоны» за немалую по тем временам сумму — 7,6 млн. американских долларов. (Из них 800 тыс. — «кэш» в руки самого Марадоны.)