Таблетки в таких случаях скорее повредят, чем помогут, помощь могла быть только психологическая, а сам для себя он выбирал уединение и повсюду возил с собой рыболовные снасти.

Но это я не к тому, что Лев Яшин сторонился людей, совсем нет, известно, что он и в последние годы, будучи уже инвалидом, не отказывался от встреч с юными спортсменами и даже ездил на соревнования в другие города и за границу, хотя понятно, что любые поездки были связаны с массой неудобств и просто физических страданий.

Земное притяжение.

В своих «Записках вратаря» Лев Иванович отмечал, размышляя о прожитом:

Обязан старшим, у которых учился, вспоминает Яшин, тренерам, всем жизненным обстоятельствам, наконец, своему упорству и бесконечной работе.

Да, к Яшину не пристало прозвище Тигр, хотя и так его называли. Были и другие прозвища.

Лев Яшин и не был похож на тигра, он всегда оставался Львом — Левой, Львом Ивановичем, он всегда оставался самим собой, и это важнее всего — его постоянство в деле, в дружбе, в мировоззрении. В партию он вступал не для карьеры. А имя у него и вправду символическое.

И все же Яшин не прав насчет эпитетов. Книжка, правда, выходила давно, четверть века назад, он мог и не знать, как его прозвали на Западе. Или просто кто-то решил, что не нужно столь неэстетическое прозвище переносить оттуда в нашу страну.

Яшина там прозвали Черным пауком. Видимо, кто-то в годы его успешных выступлений написал, кто-то повторил, и пошло- поехало, прилипло. Назвали так потому, что Яшин всегда иг

рал во всем черном (свитер, трусы, гетры, бутсы), потому что был высок и у него были длинные руки в черных перчатках, мимо которых редко мог пролететь в сетку мяч. А сетка — как паутина.