Как я относился и отношусь к памяти Л. И. Яшина? С глубочайшим уважением, доверяю каждому его слову. Он обладал уникальным качеством, редко «населяющим» людей и прежде всего спортсменов: у него был иммунитет, неприятие лести, пустых стандартных похвал. И не потому, что он от них устал и понимал, что лесть расслабляет волю и мозг, лесть — явление опасное, коварное, вредное, предательское. «Не ловись на удочку, а хуже — в сети или бредень лести», — говорил он и объяснял, как это достигается.

Как именно? Ежедневным большим трудом. Трудом до изнеможения, через «не могу больше».

Можно назвать десятки прекрасно сыгранных Яшиным матчей. Они не напоминают друг друга по манере, они различны по драматизму и композиции встреч. Но у них одно общее — яшинская воля к победе, умение собственным примером, энергией, искрометностью игры зажечь команду и бороться с первой минуты до последней. При этом бороться умело, расчетливо, самоотверженно.

Я десять лет (с 1953 года) имел честь играть в «Динамо» со Львом Ивановичем Яшиным, составлять единое ядро с плеядой таких больших мастеров кожаного мяча, как Борис и Юрий Кузнецовы, Владимир Ильин, Кесарев, Родионов, Шабров.

Думаю, что о спортивных и личных качествах Л.И. Яшина сказано и пересказано многое, если не абсолютно все, хотя все

о    Яшине рассказать немыслимо и будут еще написаны новые тома яшинианы. Обязательно будут. «Товарищ, верь!»

—    А то было бы еще одно зрелище: кросс с удочкой по пересеченной местности, — улыбались друзья-товарищи, свидетели забавной сцены.

Но хобби, как видим, требовало жертв: промокших до нитки брюк и улетевшей «подсадной» утки.