Как некогда был «непробиваемым вратарем», так он стал самым пробивным и организованным начальником команды «Динамо». С ним было легко.

Они были соперниками трижды.

Игорь Фесуненко, телерадиожурналист.

Яшин и Пеле. Пеле и Яшин. Они были друзьями очно и заочно, а на футбольных полях встречались трижды, и Пеле сумел забить Яшину всего один гол. Как это было?

Первая «дуэль» состоялась 15 июня 1958 года. Матч чемпионата мира в Швеции. Тогда Пеле — семнадцатилетний «вундеркинд кожаного мяча» — гол Яшину не забил, но бразильцы выиграли со счетом 2:0. Первый гол с правого фланга на первой минуте забил «фейерверк финтов» Гаринча. Яшин, как отмечала пресса, был безукоризнен. Не было его вины в пропущенных голах.

Вторая встреча в Рио на «Маракане» 21 ноября 1965 года. Товарищеский матч. И вновь — 2:0 в пользу бразильцев. Но на этот раз в очном поединке счет повел Пеле — «король футбола». «Яшин был великолепен» — признал тогда сам 25-летний форвард.

Третья встреча проходила тоже на стадионе «Маракана» 6 ноября 1968 года. В честь десятилетия победы команды Пеле в Швеции сборная Бразилии «скрестила шпаги» со сборной ФИФА (неформальной и неофициальной сборной мира), в которую вместе со Львом Яшиным входили Слава Метревели и Альберт Шестернев. Бразильцы победили — 2:1. Гол престижа забил венгр Альберт.

Яшин защищал ворота сборной мира только первый тайм и пропустил один мяч от Ривелино. Во втором тайме стоял уругваец Мазуркевич.

Пеле, оценивая итоги матча, отмечал, прежде всего, Льва Яшина: «Величайший вратарь в истории футбола. Поразительнейшие броски. Уникальное умение точно выбирать место. Великолепная реакция и ориентировка в любой ситуации практически без ошибки».

«Лев имеет право на шампанское. И лучшее», — сказал как-то Пеле.

«Почему?» — не понял я.

«Ведь у вас же говорят: тот, кто не рискует и ошибается, тот не пьет шампанское».

Лев рисковал и не ошибался

Поднимаю бокал в память о Льве Яшине — футбольном боге XX столетия! Он не ошибся в нас вновь!

Как Лев поймал голову шведа.

Владимир Казимиров, дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол

Играя в 1949-м за молодежную команду «Торпедо», я вышел один на один с динамовским новым вратарем Львом Яшиным и не смог перебросить через него мяч. А если бы перебросил, то имел бы право теперь и всю жизнь гордиться, что забил гол самому Яшину. Но чуть-чуть, как известно, не бывает.

Об этом я вспоминал и говорил Льву Яшину всегда и в шутку, и всерьез, когда мы встречались и в Москве, и в Бразилии, и далее везде. Но у меня все-таки нашелся повод для восхваления не футбольных способностей Льва Яшина. Однажды мы выехали из Рио, и у меня что-то забарахлил мотор машины. Лев вымазался в масле, пропах бензином, но машину завел, и мы с горем пополам добрались до места назначения, где был ужин в японском ресторане. Организацией трапезы занимался хозяин и менеджер футбольной команды «Ботефого» (так назывался также один из кварталов в Рио-де-Жанейро). Предприниматель Гуннар Горенсон был человеком не только деловым, но и весьма веселым, как он говорил, был любителем «застолий», но когда едят без стола, сидя на полу. По-японски. Этому правилу он не изменил и на этот раз, но только попросил нашего разрешения пригласить на вечер своего соотечественника — шведа, который захотел познакомиться с русским уникальным вратарем Львом Яшиным. Тот на удивление публики уже успел прославиться как своей неподражаемой игрой, так и неподкупностью — он отказывался от таких цифр контрактов, которые тогда никакому игроку в футболе не могли и присниться в самом фантастическом сне.

Гость-швед так восхищался Яшиным, что произнося тост за тостом, не заметил, как перебрал лишнего. После очередного наперстка саке он запел «Катюшу» и стал недвусмысленно ухаживать за японкой-официанткой.