Так, инспектируя Арарат, комиссар Яшин побывал рядом с Ноевым ковчегом, суждения своего, о существовании которого он не высказал.

Мнение того, кто больше других забивал Яшину.

Виктор Ворошилов, заслуженный мастер спорта, председатель Попечительского совета Фонда ветеранов спорта Москвы

Говорят, что я забил больше всех других игроков мячей Льву Яшину. Семь или восемь. Сам я не считал. Статистика — дело журналистов, а я им не верю. Верил одному — Константину Есенину, но его теперь нет. А вот он-то сказал бы все точно. Не то, что «нынешнее племя».

Сейчас и на футбольном поле творится неизвестно что. Забьют гол и целуются, кучу-малу на глазах зрителей устраивают. Радости полные. А что они сделали? Работу свою выполнили. Именно работу, так как дело нападающих — забивать голы. Должность такая. А радость свою за каждую «отточенную деталь» выплескивать, наружу не следует.

Как я забивал Яшину? По-разному. Однажды в «Лужниках» забил гол, а через несколько минут судья назначил пенальти в ворота «Динамо». Мне предстояло выполнить одиннадцатиметровый удар.

Яшин улыбнулся и спрашивает:

—    Что, Клин (так меня прозвали из-за Климента Ефремовича Ворошилова), куда бить будешь?

—    Знаю, но не туда, куда ты думаешь!!!

И забил. Кажется, после того гола я вошел в число бомбардиров «Клуба Федотова», забивавших более ста мячей в чемпионатах страны. Журналисты утверждают, что на моем счету 120 точных поражений ворот соперников. Вот теперь была бы куча-мала!

Я видел, как работал Яшин в поле все 90 минут. Именно все 90 минут. И тогда, когда неискушенный болельщик или журналист думал, что вратарь отдыхает. Это было не так. Яшин мысленно играл всю игру, был там, где был мяч, он ставил себя

на место и своего товарища по команде, и на место противника.