В этих воспоминаниях, которые могли бы длиться бесконечно, хочу сказать: «Люди, когда вам грустно, когда вам кажется, что все очень плохо, прочитайте книгу, в которой люди разных профессий, разного понимания жизни рассказывают о Льве Яшине. Наша страна всегда была богата самородками. Яшин — один из самых самородных самородков».

Да, я пристрастен. Яшин — это мое детство, моя зрелость, это то, что вошло в мою жизнь, как русский язык, как русская литература, как само вечное понятие Россия.

А Яшин — это Россия, один из лучших ее представителей, ее верный сын.

Анатолий Карпов, чемпион мира по шахматам.

Мыслю «виртуально»: если бы нам довелось сразиться за шахматным столом, то, наверное, победил бы я. Но если пришлось бы встретиться на футбольном поле, то у меня не было бы ни малейшего шанса выиграть. В итоге — боевая ничья: 1:1, но в пользу Льва Ивановича. Он самый великий спортсмен XX века.

Кого в сборной СССР я считал лучшими полевыми игроками? Это, во-первых, Эдуарда Стрельцова, затем Славу Метревели, Валерия Воронина, Николая Маношина, Игоря Численко, Валентина Иванова. Большинство бывших торпедовцев. А из вратарей для меня лидер один — Яшин.

Я убедился, что в своем выборе лучшего вратаря планеты XX века я не оригинален. Так думают болельщики и эксперты на всех континентах. Но один случай меня искренне поразил.

Это было несколько лет назад на острове Корсика (Франция). Я участвовал там, в международном шахматном турнире. И вот ко мне обратился один из организаторов соревнования с необычной просьбой: «С вами настоятельно желает встретиться один француз среднего возраста и поговорить на футбольную тему». Какая связь между мной, шахматами и футболом? — подумал я и. согласился. И, скажу вам, не пожалел.