Команда была объективно сильная, можно было рассчитывать на хороший итог, уж на какие-нибудь медали, во всяком случае. Он и получился не таким уж плохим: снова вошли в восьмерку, разделив пятое — восьмое места, то есть повторили результат, достигнутый на чемпионате мира в Швеции. Но если там он был расценен как удовлетворительный, то здесь — как немалый позор.

Сначала были трудные победы в матчах с югославами и уругвайцами. Задачи-минимум выполнили. Осталась одна, ничего не решающая игра в подгруппе с командой-аутсайдером — с колумбийцами.

Телевидение тогда матчи из Южной Америки не транслировало, видеозаписей не было, но счет говорил сам за себя — 4:4. Причем, сначала счет был 4:1, а потом мы получили в свои ворота три мяча подряд. Это был шок, но нелепый результат позабылся бы, выиграй наши в четвертьфинале у чилийцев, что открывало бы дорогу как минимум к бронзовым медалям. Чилийцы по классу серьезно уступали нашим футболистам, и игра, по сути, шла в одни ворота — чилийские. Но, тем не менее, мы забили только один год, а Яшин пропустил два.

Спорт есть спорт, поле ровное, а мяч круглый. Результат не устроил никого (кроме чилийцев, конечно, в том числе и игроков; могли выиграть, но проиграли — кто виноват?), тем более что было пропущено несколько нелепых голов. В голах, как отмечали газеты, был виноват вратарь. Забивали издалека (!), забивали с углового (!!!), и это нашим-то мастерам. Стыд! Зазнались, наверно. А кто стоял в воротах? Яшин. С него и спрос. А сколько лет ему, тридцать три? Тогда не пора ли уходить, пусть освободит место молодым.

Вот примерно так рассуждало большинство болельщиков, да и кое-кто из руководителей спорта.