Валентин Ионов, председатель Совета ветеранов служб специальных объектов Президента РФ, генерал-майор в отставке

Курировать спортивное общество и тем более такое, как «Динамо», — дело большое и ответственное. И поручено оно мне было без отрыва от основных занятий в системе КГБ при Совете Министров СССР лично Юрием Владимировичем Андроповым. Можно представить, какой комплекс проблем обрушился на мою начинавшую тогда только седеть голову. Это и различные, от больших до малых, чисто «технические» вопросы — если таковые вообще существуют в природе; это и взаимоотношения с людьми, и не просто с людьми, а с маститыми мастерами спорта, чьи имена гремели в стране и за рубежом, снискали почет и славу нашей Родине. И среди первых в ряду этих великих спортсменов был, конечно, Лев Иванович Яшин. Его авторитет был непререкаем, к его мудрому слову прислушивались все и не только на футбольном поле. Однажды одного имени «Лев Яшин» оказалось достаточно, чтобы спасти меня и коллектив футболистов московского «Динамо» от неожиданно возникших неприятностей. А произошло следующее. Ничто не предвещало бури. Это обязательно! А еще, если возможно, завтра утром в холле гостиницы Яшин и игроки оставили бы по автографу всем желающим получить его среди персонала и клиентов отеля. Можно ли?

«Sil vous plait», — легко и щедро распорядился Лев Иванович. И Лев держал слово и ручку с «вечным» пером.

Что касается «аэродромного недоразумения» со встречей команды «Динамо», то положение было урегулировано, хозяин провинившейся фирмы принес глубокие извинения динамовцам, произвел все накладные расчеты и лишился главного — автографа Л.И. Яшина. Об этом стало известно прессе, и незадачливый бизнесмен и организатор попал в незавидный оборот, от последствий которого он еще долго зализывал раны. Лев неточных не любил и зря не «кусал».