Теперь баннеры. Их рисуют не во время игры, а заранее, по продуманной теме, по заказу. Гнусные слова нацелены в точные мишени. Мог ли, к примеру, истинный болельщик «Спартака» обидеть бразильского новичка Веллитона за то, что он вышел под одиннадцатым номером? Не мог, никогда! Это мог сделать только враг «Спартака»! Так и в Праге. Все эти провокации, затеянные на трибунах, направлены против московской команды. И недаром генеральный директор «Спартака» Сергей Шавло поспешил заявить, что истинно спартаковских болельщиков, приехавших в Прагу, было только 700, остальные 1300 приобретали билеты сами, отнюдь не в клубе. Это они надевали маски, исподтишка стреляли в небо, а потом трусливо растворялись в толпе, выбегали на поле, зажигали файеры, провоцировали полицию на драки, а комиссаров матча на негативную оценку игры. И все это с одной-единственной целью – напакостить «Спартаку». Интересно, кому захотелось угрожать пражанам плакатом с советским танком? Сорок лет минуло с той

весны, уже два поколения сменилось. «Мы вернемся?» Кто мы? Куда и зачем вернемся? Или кто, зачем принес давно забытые флаги российской империи? Спроси у любителей футбола, знают они эти цвета? Уверен, ни один из десяти тысяч россиян не ответит на этот вопрос. По-видимому, на стадионах, где играет «Спартак», под видом его болельщиков работает хорошо организованная группа провокаторов. Пока трудно сказать, из каких побуждений это делается – хулиганских или сугубо вражеских. В любом случае это не болельщики, а враги футбола, им не место на трибунах.

В заключение данной темы хотелось бы познакомить читателей с цитатой, опубликованной в газете «Новые Известия».

«Неонацизм пустил глубокие корни в фанатской среде, причем не только в спартаковской.