Сделав «Спартак» самостоятельным коммерческим, как раньше говорили, «хозрасчетным» предприятием, Романцев постарался полностью отгородить свой футбольный клуб от остального Всероссийского и международного общества «Спартак», укрывшись за трехметровым забором железными воротами и вечно закрытой проходной с усиленной охраной. Через этот проход перестали пропускать к команде даже спартаковских ветеранов, олимпийских чемпионов Мельбурна, не говоря уже о простых болельщиках и мало известных журналистах. База стала недоступной крепостью, за стенами которой творились дела, не известные миру. Президент и главный тренер, чтобы окончательно отделиться, создал собственный фирменный знак. В традиционный красно-белый спартаковский ромбик вляпал в виде кляксы пестрый футбольный мячик, чем окончательно показал, что футбольный «Спартак» – особо засекреченное предприятие.

Олег Иванович с сибирским упорством избегал не только гостей в Тарасовке, но и любого общения с журналистским корпусом страны, игнорируя, несмотря на штрафы и иные наказания, пресс- конференции, интервью и встречи с представителями пишущей и снимающей братии. Так продолжалось до 2003 года, когда по неведомым причинам романцевский «Спартак» рухнул и при нем больше с восьмого-десятого места не поднимался. Из команды в одночасье были отчислены несколько ведущих ветеранов, однако ни Цымбаларю, ни Кечинову, ни Тихонову, ни юному Сычеву достойной замены найти не удалось. И хотя увольнение главного тренера «Спартака в конце первого круга того злополучного сезона стало сенсацией, к ней люди, искренне интересовавшиеся «Спартаком», были в общем-то готовы.

Противоречивая фигура Романцева еще долгое время являлась предметом обсуждений и споров. Никто не отрицал его вклада в успехи знаменитой команды.