Даже членов Политбюро ЦК КПСС в таком возрасте провожали на пенсию, а тут всего лишь футбольный начальник.

Руководство «Спартака» мгновенно омолодили. Начальником назначили Ивана Варламова, старшим тренером Анатолия Крутикова, вторым тренером Галимзяна Хусайнова. Все в недавнем прошлом хорошие авторитетные спартаковские футболисты. Но одно дело авторитет игрока, и совсем другое – авторитет тренера. Решение скорее формальное, не очень продуманное и взвешенное. Началась чехарда с составом. Покинули команду оба вратаря, Прохоров и Дарвин, отчислили Логофета, Ольшанского призвали в армию. Ведущий полузащитник, коренной спартаковец Минаев перешел в «Динамо». Почти весь сезон на скамейке запасных просидели нападающие Андреев, Сидоров, Мурашкинцев, полузащитник Кокорев. Похоже, что старший тренер решил одним махом преобразить «Спартак», создать новую могучую команду, показать себя сильной личностью, заявить о себе как о лучшем тренере страны. Вскоре выяснилось, что Крутиков лишь слепо верил в удачу. А она – капризная штука, часто отворачивается от своих кумиров. Команда не избежала провала.

Когда Николай Петрович Старостин узнал о новых назначениях, он увидел в этом элементарное неуважение к тренерской профессии. Ни Варламов, ни Крутиков, ни Хусаинов не имели достаточного опыта тренерской работы, хотя новый старший тренер пару лет руководил командой «Спартак» в городе Нальчике и не удержал ее в первой лиге. Около года вместе с ним работал и Хусаинов. Варламов после окончания карьеры футболиста поступил на службу в Спорткомитет РСФСР, числился там тренером юношеских сборных. Дилетанты от футбола полагали, что из хороших футболистов обязательно получатся и хорошие тренеры. Жизнь нередко опровергает такое мнение.