Этот футболист обладал удивительной выносливостью, всегда был заряжен на игру от первой до последней минуты матча, активно участвовал в отборе мяча, отлично

чувствовал позицию и, пожалуй, превосходил многих в искусстве точного паса. Бесков с одинаковым успехом использовал его и в центре защиты, и в роли опорного хавбека.

О Юрии Гаврилове уже сказано немало лестных слов. У многих зрителей в первое время в отношении Гаврилова сквозило недоверие: медлительный, неохотно расстается с мячом, редко атакует соперника, не любит бить по воротам с дальней дистанции. Какой из него нападающий? По его остроумным действиям, ювелирной технике в обращении с мячом мог бы позавидовать любой футболист. Гаврилов прекрасно понимал и исправно выполнял в игре все задумки главного тренера. Он великолепно чувствовал партнера, его точные, своевременные, «под удобную ногу» передачи Никита Симонян сравнивал с «дементьевскими».

Особенной любовью и признательностью спартаковских игроков и болельщиков пользовался Вагиз Хидиятуллин. Человек, словно рожденный для футбола, он уже в 18 лет обладал задатками лидера. Бесков использовал его на разных позициях, и везде он играл отлично. Хидиятуллин одним из первых молодых спартаковцев был замечен тренерами сборной команды СССР и всегда оправдывал их доверие.

Большую роль в становлении нового «Спартака» сыграл Евгений Ловчев. В тот год на него выпала большая нагрузка. Выступая в первой лиге, Ловчев по-прежнему оставался игроком сборной Советского Союза. В «Спартаке» он играл на месте опорного полузащитника и не только держал в своих руках нити спартаковских атак, но и цементировал оборону. Играя в центре, Евгений первым принимал на себя контрудары соперника, и нередко уже на подступах к своей штрафной прерывал чужие атаки.