Защитники Наварро и Р. Санчес хорошо справлялись со своими обязанностями. К тому же особое внимание к флангам заметно осложнило игру Метре- вели и Месхи.

В общем, зрительно этот матч не походил на аргентинский. В нем не было той красоты. Здесь как бы состязались игроки защитных линий, которые воздвигли у своих ворот высокие и прочные барьеры.

Развязка назревала. Удар Мамыкина был неотразим. Вратарь Эскути бросился, но достать мяч не смог.

Игра закончилась. Наша команда под аплодисменты уходит .с поля. Около часу ночи мы покидаем стадион. Улицы пустынны. Население Сантьяго уже спит, и только вереница неугомонных болельщиков плетется по улицам, опустив головы.

Мы поняли, что чилийские власти, наслышанные о демонстрациях на улицах Буэнос-Айреса во время победного возвращения нашей команды со стадиона в гостиницу, назначили матч в Сантьяго с таким расчетом, чтобы он закончился после 12 часов ночи, то есть на следующий день.

Советская команда одержала еще одну победу. Чилийский барьер был взят.

Мы направляемся обратно: через Кордильеры к Атлантическому океану, к Ла-Плате, на сей раз в Монтевидео. Впереди встреча с уругвайцами. Ребята отлично понимают, что предстоит очень тяжелое футбольное сражение.

Так случилось, что самолет доставил нас в аэропорт Монтевидео глубокой ночью. Пока мы проходили таможенные формальности, начало светать. По пути в город в утренней дымке слабыми контурами рисовался густой сосновый лес, высокие здания и пальмы набережной Ла- Платы.

Маленький ресторанчик «Палома», что в переводе значит «Голубка», в который мы заехали, чтобы перекусить, поразил нас своим видом. Все стены его были увешаны портретами известных уругвайских футболистов, снимками популярных команд, вырезками из журналов с изображением острых моментов важнейших футбольных поединков. На стенах висели сотни вымпелов знаменитых южноамериканских и европейских клубов, в том числе и бело-голубой вымпел московского «Динамо».