Поэтому всей командой встречали на вокзале ростовчан, или армавирцев, или новороссийцев, везли их в общежитие Всевобуча, а то и просто «разбирали» по квартирам — вратарь к вратарю, защитник к защитнику и т. д. Как-то к нам приезжала армавирская команда. До приезда в Красподар она одержала победы над футболистами Ставрополя и Пятигорска. Это настораживало.

Как обычно в таких случаях, на Крепостной площади царила торжественная обстановка, а нас, футболистов, трясла предстартовая лихорадка.

Матч проходил с переменным успехом. Но мне, вратарю, не нравилась активность армавирского левого инсайда. Он выделялся свободным обращением с мячом, хорошо «финтил» и несколько раз угрожал воротам. 13 перерыве я попросил хавбека Эрика Мордмиловича обратить внимание на активного армавирца.

Второй тайм подтвердил мои опасения. Гости, особенно быстрый и техничный левый инсайд, все чаще и чаще стали появляться на нашей штрафной площади. Хавбеки и беки не смогли сдержать их натиска, и я пропустил три мяча. Все их забил левый инсайд. Несколько его ударов я парировал, а эти три, как мне казалось, были неотразимы. В те минуты я его ненавидел, но уже спустя час после матча, когда мы пили чай, он подошел ко мне и заговорил таким мягким и добрым голосом, что от злости моей не осталось и следа. Это был Абрам Дангулов, лучший тогда форвард армавирской команды и бессменный участник сборной команды Северного Кавказа, а затем заслуженный мастер спорта, тренер «Стахановца» (так раньше назывался «Шахтер») и московского «Спартака».

Нередко встречались мы с новороссийской командой «Олимпия». Ее слава прогремела в наших краях после того, как «олимпийцы» удачно сыграли с матросами английского парохода, заходившего в их порт. Матчи с «Олимпией» проходили поочередно то в Краснодаре, то в Новороссийске, и всегда остро и интересно.

В «Олимпии» мне запомнился центральный нападающий Володя Лебедев, не раз доставлявший мне неприятности, и вратарь, покоривший всех смелой игрой. Он действовал по всей штрафной площади. Его игра вызывала восторг публики не только в Новороссийске, где он был любимцем зрителей, но и у нас, на Крепостной площади в Краснодаре. Мячи он отбивал огромным кулаком — то правым, то левым.