Усиление обороны — это флаг коммерческого, деляческого, практического, но не творческого футбола.

А между тем, кажется, совсем недавно, когда футбол был только игрой и коммерческая ржавчина его почти не касалась, как много красивых побед мы видели у тех же итальянцев, французов, австрийцев!

Висенте Феола, после лондонского поражения бразильцев начисто вычеркнутый из памяти всех футбольных дельцов, в беседе с журналистами очень хорошо сформулировал принципы футбола тех лет:

—    Пока что в мире делается все возможное, чтобы лишить футбол красоты. Красоту вижу прежде всего в гармонии, в пропорциональности, в единстве. Независимо от того, о чем идет речь — о красоте ли человека, здания или футбола. Если же разложить на чаши весов тенденции нынешнего футбола, все противоборствующие в нем силы, то впечатление будет таково, что с одной стороны стоит боксер легкого веса, а с другой возвышается тяжеловес. Первый в моем сравнении символизирует атаку, он легкий, подвижный и очень техничный. Имя второго — оборона, сильная, мужественная и полновесная в буквальном смысле этого слова. Стоит ли говорить, что на ринге схватка этих двух боксеров будет неравной! Такая же картина наблюдается и в футболе. Все меньше и меньше мячей влетает в сетку ворот. Лицо футбола портят морщины бизнеса. Коммерческая сторона дела все больше довлеет над спортом. Но значит ли это, что у футбола такое безрадостное будущее. Нет, я так не считаю. Этим оборонительным тенденциям надо противопоставить высокое мастерство каждого футболиста и команды в целом.

Эти слова В. Феолы были произнесены давно, по время, прошедшее с тех пор, подтвердило их.

В эти послечилийские годы в отечественном футболе происходила тактическая перестройка, которая началась

в начале шестидесятых годов. Бразильская система принималась на вооружение. К сожалению, она ограничилась (в большинстве случаев) схемой расстановки игроков. Четыре защитника вместо трех располагались у штрафной площади. Медленнее перестраивались линии атаки, нехотя выдвигался на первую линию четвертый нападающий — бывший инсайд.