После перерыва турецкие футболисты решили во что бы то ни стало отыграться. Их стремительные попытки прорваться к воротам J1. Яшина вынудили судью А. Вернера к особой бдительности. Отлично играет А. Маслен- кин; он безошибочно перехватывает все навесные передачи и направляет их к центру поля. Поединок Джана с В. Ворониным проходит с переменным успехом, однако наш полузащитник ни разу не дал Джану возможность выйти на выгодную позицию или даже издали обстреливать ворота.

Но мы чувствуем, что наша команда устала.

Опасность надвигалась на фланге: защитник Шереф стремительно прошел к штрафной площади, сильно послал мяч в угол ворот, JI. Яшин в броске отбил его, а набежавший Метин «размочил» счет.

Вот тут мы услышали взрыв аплодисментов, крики, стрельбу, которые буквально сотрясли всю округу.

Но до финального свистка оставалось несколько минут. Матч закончился победой советских футболистов. Набрав в отборочных играх 8 очков из 8 возможных, они получили право на участие в финальной части чемпионата мира в Чили.

Турецкая федерация устроила прощальный ужин, на котором огорченные поражением руководители футбола произносили скучные, обязательные речи. По всему видно было их угнетенное состояние. Пожилой, видимо, уставший руководитель прощального ужина во время речи почувствовал себя плохо и потерял сознание.

Его заменил другой представитель федерации, но и ему стало плохо. Тогда слово взял В. А. Гранаткин. Он чувствовал себя превосходно и быстро рассеял ту тяжелую атмосферу, которая царила в зале.

Полет из Стамбула в Южную Америку протекал около 40 часов. Мы пересекли Европу, и к ночи под крылом самолета показалась россыпь многоцветных огней — оправа прибрежного Лиссабона. После часового отдыха наш самолет ушел в ночь, чтобы пролететь вдоль западных берегов Африки, а к рассвету спуститься к Гвинейскому заливу, в столицу Либерии — Монровию. Затем — огромный скачок через Атлантический океан. В полете почти никто из ребят не спал: рассматривали журналы, читали книги, играли в шахматы.