Дуэль интересная. Она дала возможность проявить Акимову свои способности в полной мере.

Может быть, и не стоило столь подробно описывать успех молодого вратаря, если бы он не подчеркивал тактические ошибки команды. Частые встречи Куара с Акимовым случались только потому, что оба крайних нападающих — Мерсье и Вейпан, заметив постоянную позицию Андрея Старостина в середине поля, очень часто и расчетливо посылали мяч ему за спину, куда выходил Куар. А Старостин не решался резко отступать назад и, боясь оказаться лицом к лицу с Куа- ром, продолжал играть, как он сам говорил, «где-то на центре поля, поддерживая нападение». Два защитника боялись оставить подопечных французских инсайдов, потому Куар и гулял «во чистом поле». И будь у него побольше мастерства да не сыграй Акимов так блестяще — не избежать нам разгромного счета. Наша команда ушла с поля, проиграв 1: 2.

Тогда в Париже Старостин поступил правильно, ибо дал возможность всем играть в «свою игру». Но на будущее это учесть надо было.

Нужно было серьезно перестраивать советский футбол и постепенно переходить на рельсы английского «дубльве», не теряя самобытных черт отечественной игры.

Не так это было просто, тем более что руководители наших лучших клубов скептически относились ко всякого рода новшествам, а парижская неудача ничему их не па- учила. Конечно, не обязательно копировать тактику английских или французских футболистов, но в данном случае она была продиктована новыми правилами, а это уже обязывало. «Передний» и «задний» беки были перечеркнуты этими правилами и навсегда ушли из футбола. Появилась линия из трех защитников, которая просуществовала больше тридцати лет.

Наши специалисты пренебрегли английской системой игры, считая, видимо, что и без этого можно соперничать с сильными клубами на международной арене.

Так рассуждали недальновидные специалисты, порождая тем самым успокоительные настроения и боязнь всего нового. Не опасаясь жить в противоречии с футбольным миром, они призывали играть по старинке.

Первый чемпионат СССР, начавшийся весной 1936 года, и второй, проведенный осенью того же года, прошли под знаком старых тактических воззрений.