Но советские футболисты продолжали играть слаженно, временами красиво, и только отсутствие заболевшего И. Нетто несколько нарушило связи между линиями и повлияло на стройность атак. Заменивший его B.Царев играл хорошо, цепко, «терзал нервы» Робсона, но действовал слишком глубоко в тылу, а потому плохо помогал нападающим. Это, в свою очередь, вынуждало

C.   Сальникова отходить назад больше, чем он это делает обычно. Так с некоторой деформацией на левом фланге вела наступление наша команда. Чувствовалось ее игровое и территориальное преимущество, но примерно за двадцать минут до конца матча судья И. Жолт начал штрафовать наших футболистов слишком уж часто. Правда, игра приобрела резкий характер; инициатором были англичане, которые почувствовали реальную угрозу поражения. Многие заметили, что судья либерально относится к проступкам на середине поля и очень бдителен в моменты, когда мяч появляется вблизи наших ворот. Если можно было бы флажками обозначить все места «проступков» советских спортсменов, то получилась бы интересная картина массового «наступления» флажков со всех концов поля на штрафную площадку нашей команды. Судья И. Жолт, как опытный охотник, «обкладывал» ворота нашего вратаря Льва Яшина.

За 6 минут до конца матча столкновение Крижевского с Хейнсом за пределами штрафной площади вызвало резкий свисток судьи. Обрадованный, подняв обе руки, бросился судья к нашим воротам и показал на одиннадцати- мотровую отметку. На стадионе все замерло. Точный удар. Мяч в сетке — 2:2.

Сидящий рядом с нами Игорь Нетто закрыл глаза, «чтобы не видеть, как Лева будет вынимать мяч из сетки».

Пенальти отняло у советских футболистов ценное очко. Очень может быть, что оно окажется решающим».

В тот же вечер, когда я отправил корреспонденцию, мы узнали, что команда ФРГ легко обыграла аргентинцев — 3:1, а французы забили семь мячей в ворота Парагвая. В тот вечер гремело имя Жюля Фантена — прекрасного форварда сборной Франции.

В следующем туре наша команда выступала в городе Буросе против национальной команды Австрии.

Я заболел и поехать в Бурое не сумел. Но в этот же день в Гетеборге состоялась встреча Англии и Бразилии. Несмотря на болезнь, я все же дополз до такси. У входа на «Нью-Уллеви» я встретил корреспондента «Советского спорта» Л. Филатова, который взял надо мною шефство и помог добраться до ложи прессы.