Летом, когда на Славянский курорт съезжались дачники из Харькова, Юзовки, а иной раз из Москвы и Петербурга, устраивались матчи с «участием столичных футболистов».

Так писалось в афишах. Среди этих знаменитостей я помню отличного форварда петербуржца П. Джунковского, московского голкипера Свифта, харьковчан Н. Колодного и В. Кобцева.

Помнится, тогда мы получали от родителей пять копеек на «горячий завтрак» (сочная котлета и французская булка), но тратили их на покупку журналов «Весь мир», «Русский спорт» и «К спорту!».

Тогда же мы впервые услышали название известных команд и фамилии знаменитых футболистов, капитанов, судей.

„Унион" — чемпион Краснодара 1922 г.

Больше всего нас волновал ближайший харьковский футбол. По непонятным нам тогда причинам он делился на так называемый «лиговый», в который входили команды буржуазных клубов — «Феникс», «Снортинг», «Гельферих-Саде», и внелиговый, называемый «диким» и объединявший много рабочих комапд, среди которых гремел «Штурм».

«футбольное образование» мы систематически получали, читая столичные журналы. Нашими учителями были авторы статей — Б. Чесноков, Г. Дюпперон, С. Павлов, А. Макдональд и др.

Именно эти журналы сообщали нам, что юноши Древней Греции гоняли мяч по площадям, что римские легионеры Юлия Цезаря играли в мяч из воловьей кожи и этот же мяч во время походов бросался впереди идущих колопн и тем самым ускорял их продвижение. Не зная истории королевства Эдуарда II, мы возненавидели его за то, что он в начале XIV века — а это мы знали — запретил футбол в пределах Лондопа, а Эдуарда III — за его нетерпимое отношение к игре. Самым же ненавистным из королей был Ричард II, установивший смертную казнь за игру в футбол. А вот Карла II мы любили, ибо при нем футбол стал придворной игрой. Так мы «изучали» историю античного мира и королевских династий Англии.

Мы уже знали об англичанах — строителях индо-европейской телеграфной линии, которая тянулась из Лондона через всю центральную Европу, через Одессу, Крым вдоль Черноморского побережья Кавказа.