В его глазах читалась растерянность, а может быть, грусть. Казалось, что он еще не осознал всей беды. За ним шел Парана, он не скрывал своих слез. Остальные, стесняясь минутной слабости, шли опустив головы.

Тут же санитары па носилках уносили болельщиков, у которых сдали сердца.

Так с Олимпа сходил чемпион.

Мои собратья по перу, падкие на сенсацию, не замедлили крикнуть во всеуслышание:

—    Король умер! Да здравствует король!

А мне казалось, что король не умер, а сошел с Олимпа. Что же касается нового короля, то.

Чем ближе к финалу, тем игры становились напряженнее и острее. Естественно, все внимание в четвертьфинальных поединках было обращено на матч Англия — Аргентина.

Матч на «Уэмбли» носил очень грубый характер. Обе команды, обладающие высокой техникой, решили отодвинуть свое исполнительское мастерство на второй план и продемонстрировать отвагу, мужество, силу, которые очень часто переходили в откровенную грубость.

Судья — портной из Западной Германии Рудольф Крейтлейн — явно не мог справиться с бушующими страстями и довольно нервозно отсвпстывал штрафные и угловые удары. Причем англичане получили больше штрафных, чем аргентинцы. Но бдительность свою Крейтлейн все же проявлял больше к гостям, чем к хозяевам поля. И каждый раз, когда капитан аргентинцев Антонио Рат- тин подбегал к судье, чтобы вызвать переводчика и объясниться, тот отталкивал его и кричал: «Назад!» А однажды, когда после грубой игры пострадал аргентинский форвард Артиме, Раттин снова подбежал к судье и потребовал переводчика, Крейтлейн просто приказал ему покинуть поле. Вместе с Раттином покинула поле вся команда. На восемь минут был прерван матч. У кромки поля начался митинг, во время которого Крейтлейн как бы невзначай получил немало тумаков. Все же удалось уговорить команду вернуться на поле. Теперь аргентинцы играли вдесятером, по англичане долгое время ничего не могли с ними поделать. Только за пятнадцать минут до конца Херст забил мяч и принес победу англичанам.

В последующие дни английские газеты уделяли особое внимание Крейтлейну.