Принципы оборонительной игры родились у Б. А. Аркадьева отнюдь не в поездке и не на стадионе «Ростсельмаш», а были в основе его футбольного мышления. Еще зимой на всесоюзной учебно-методической конференции перед большой аудиторией тренеров он выступил с докладом в защиту оборонительной тактики. Видимо, этот вопрос давно его волновал.

Раньше форварды команды были самыми результативными и прославились на всю страну. Их имена навсегда остались в истории советского футбола.

Аркадьев, как каждый другой тренер, естественно, уделял нужное внимание и обороне. Но теперь у него появилось пристрастие к ней, а потому и пониженный интерес к форвардам.

Почему?

Я много ломал над этим голову. Его выступления (в печати и на конференциях) все больше и больше ставили меня в тупик. Наконец, я пришел к выводу, который и по сей день боюсь назвать окончательным.

Можно предположить, что неудачи в Финляндии, роспуск ансамбля ЦДКА, влияние заграничных тренеров подточили его теоретические взгляды, а практицизм, продиктованный необходимостью завоевывать очки, изменил его взгляды на игровые идеи.

Футбол приобрел гораздо большее, чем раньше, общественное звучание, победа стала значительнее, поражение получало неприятный резонанс.

Мало кого могли соблазнить перспективы пассивного футбола. Но тренеры не отказались от экспериментов и новинок. Даже невооруженным глазом видно было, как наставник столичных динамовцев М. Якушин по-новому строил атаку — широким фронтом, на больших скоростях, с маневрами, неожиданными для защитников, и со «скорострельными» ударами, неожиданными для вратарей. Видно было, что тренер тбилисских динамовцев А. Жордания нашел такие комбинации атаки, в которых пригодился и финт двадцатилетнего М. Месхи, и тактический ум ветерана А. Гогоберидзе, п новый талант бомбардира

3.   Калоева.

Но стоит ли в таком случае много говорить об оборонительной тенденции, не имевшей большого успеха?