Потери были большие: очень часто из редакции приходил вежливый ответ, смысл которого сводился к тому, что «пас мало интересует футбол заштатного города». Но незнакомый мне Зискинд из Екатеринослава не только печатал мои заметки в спортивном журнале, который он редактировал, но и присылал одобряющие письма. Судьба бросила меня из Славянска в Ростов-на-Дону. Здесь я учился в коммерческом училище, играл в ростовской команде и никогда не оставлял мысли писать о футболе. Больше того, я стал работать в газете «Советский Юг», уговорил редактора выпускать ежемесячное приложение под названием «К спорту!» — журнал, который отражал футбольную жизнь Ростова, Краснодара, Новороссийска, Ставрополя, Минеральных Вод.

Это был орган Северо-Кавказского футбольного союза, в котором я выполнял роль ответственного секретаря, а попутно собирал, правил и редактировал статьи и заметки для журнала. Я привлекал многих известных тогда ростовских журналистов, и среди них был Тихон Холодный, Николай Погодин, а постоянным фельетонистом — Ю. Юзовский. Он подписывался «Микита Бодрый». Это были первые годы победы социалистической революции на Северном Кавказе.

Футбольная жизнь протекала бурно. В Ростове было несколько сильных по тем временам команд, которые не только разыгрывали между собой городские турниры, но и выезжали на матчи в другие города, чаще всего в Таганрог. Среди ростовских футболистов были известны Софья- нопуло, Барилов, Серлин, Папаригири, Анпилов. Встречи с таганрожцами проходили в упорной борьбе. Но однажды сборная Ростова-на-Дону проиграла им с крупным счетом.

Помнится, мы приехали в уютный приморский городок

рано утром и пешком направились на стадион. У входа на деревянном щите висела большая рукописная афиша, извещавшая об «ответственном, принципиальном, решающем» матче, хотя это была рядовая товарищеская встреча команд, хорошо и давно знавших друг друга. В конце афиши крупными буквами значилось: «Цена билетов — 1 рубль на солнечной стороне, 2 рубля па теневой». Но так как день был пасмурный и обе стороны оказались теневыми, бойкий администратор со всех брал по два рубля.