Не случайно он сразу же получил кличку «блуждающего форварда». Но тогда мы еще не могли предположить, что действия Пайчадзе положат начало всеобщей ломке «желобков», по которым действовали форварды.

Маневр, рожденный как смелая попытка найти новые пути к чужим воротам, был скорее интуитивным, чем научно обоснованным, аналитическим опровержением игры в узких рамках старой тактики. Но, как бы там ни было, маневр Пайчадзе изменил игру английского «дубль-ве», совершенствовал систему и внес в нее ту свежесть, которая стала отличительной чертой ее советского варианта. Но это впоследствии, а тогда, в 1938 году, Пайчадзе был одиночкой и к его игре только присматривались и изучали. Успех тбилисского форварда предопределялся высокой техникой обращения с мячом, хорошим видением поля и гибкой тактикой.

Борис Пайчадзе вошел в советский футбол как один из самых талантливых центральных нападающих со своим самобытным почерком, своим пониманием игры, своими взглядами на тактические эволюции. Он решительно ломал все старое, косное, мешавшее развитию игры, а потому почти всегда был в какой-то скрытой, а иногда и выходившей наружу оппозиции к тем тренерам, которые ограничивали его возможности и слишком уж придерживались «тактических законов», слепо копируя другие команды.

Будучи лидером, он прекрасно взаимодействовал со своими партнерами по атаке и полузащитниками, вел коллективные действия, перемежал их в нужный момент с индивидуальными прорывами на выгодную позицию. Такая игра была ему по душе, и он совершенствовал ее. Во всей этой блестящей и как будто механической динамике чувствовался необыкновенный энтузиазм.

Но затем один из ведущих советских специалистов, желая придать командам дополнительную скорость, придумал принцип игры «в одно касание», когда каждый футболист, получивший мяч, тут же, не задерживая и и на секунду, должен был отдать его партнеру и таким образом продолжить продвижение вперед.

Долгое время подобная тактика рождала много технического брака и, естественно, не давала нужного эффекта а тренеры с поразительной настойчивостью, в приказном порядке требовали игры в «одно касание».