По радио слышим: один ноль ведут армейцы, затем два ноль, три, четыре ноль. Мы все переглядываемся. Кто-то бурчит: «Трактористы так же пассивны, как тбилисцы.»

Председатель городского совета «Динамо» Виктор Алексеевич Буров, с которым у журналистов были самые добрые отношения, сидел с нами в ложе прессы. «Неужели и пятый пропустят?» — шептал он себе под нос. Он явно нервничал. Журналист Ефим Рубин бросил реплику: «Как по заказу» — и записал в свой блокнот «5 : О».

И действительно. За несколько минут до конца Бобров доводит счет до нужных пяти мячей. Как бы ни пылало и ни буйствовало воображение, никто не мог предвидеть и разгадать тогда природу необычных разгромных результатов ни в Тбилиси, ни в Сталинграде.

Капризная судьба на сей раз не пощадила динамовцев.

Обыкновенный арифметический подсчет соотношения мячей, предусмотренный положением о розыгрыше, показал, что команда ЦДКА обошла своих соперников на 0,01 мяча.

После этого казуса было решено отказаться от подсчета мячей при определении первого места. Именно тогда появилось новое правило: в борьбе за звание чемпиона при равенстве очков назначается переигровка.

.В сезоне 1948 года спортивный закон применить не пришлось. Два неизменных лидера послевоенных чемпионатов — ЦДКА и «Динамо» подошли к финишу с разрывом в одно очко.

Вернемся к тому дню и к тому матчу.

Стадион был заполнен до отказа. Люди стояли за последними верхними рядами скамеек, сидели на стене, окаймляющей трибуны. Любопытные болельщики, не попавшие на стадион и толпившиеся у его стен, жадно глядели на счастливчиков, восседавших на стене. Только шумы и коллективные «ах» говорили им кое-что о событиях на зеленом поле.

Когда же стадион взрывался тысячным гулом восторга или недовольства, кто-нибудь из сидящих на стене, смило- стившись, бросал вниз:

—    Бобер в штангу!

И только забитый гол был неоспорим, ибо по радио сообщали:

—    Мяч в ворота «Динамо» забил.

В один из моментов на штрафной площади ЦДКА К. Бескову сильным ударом удалось провести мяч. Счет стал 1:1.