Гарринча на правом краю своими финтами «угнетал» левого защитника Аксбома, легко обходил его и направлял точные передачи в центр, на которые выходили Вава и Пеле. Нескольких минут было достаточно, чтобы расшатать левый фланг защиты, где и рождались все опасности для хозяев поля. Бедняга Аксбом напомпил нам Бориса Кузнецова, который также страдал от Гарринчи в Гетеборге.

Через четыре минуты Вава, получив передачу с правого фланга, сквитал счет.

—    Шведы были чемпионами мира только четыре минуты, — сказал Н. Киселев.

Не успели мы пошутить по этому поводу, как Вава забил точно такой же гол-близнец, и бразильцы новели.

Во второй половине матча опи полностью владели инициативой и, казалось, подавили волю соперников. Один из моментов этой захватывающей игры навсегда остался в моей памяти.

Джалма Сантос прошел вдоль боковой линии и увидел, как Пеле, размахивая рукой, просил послать мяч к нему.

Я толкнул сидящего рядом Ап. Старостина: «Смотрите, сейчас что-то будет.»

Но в это мгновение мяч уже принял на голову Пеле, который, уходя от защитника, перевел его на грудь, затем на ногу, а встретив второго соперника, легко перебросил мяч через него, обошел и, не дав мячу опуститься на землю, послал его в сетку мимо ошеломленного «цирковыми трюками» вратаря. Мы все переглянулись, а сидевший неподалеку Михаил Павлович Бутусов показал нам большой палец — он обозначал высшую оценку.

Бразильцы выиграли со счетом 5:2. Последний гол, казалось, был забит вместе с финальным свистком. Массажист бразильцев Америго, схватив мяч, который по традиции преподносится судье, бежал с поля. Таким образом, мяч не был поставлеп на центр, и зрители недоумевали: засчитал ли Гиг пятый гол или его свисток был дан в знак окончания поединка?

Мальчик, который «управлял табло», тоже не знал, как ему поступить, а потому цифры 4:2 продолжали красоваться. Тем временем король Густав-Адольф V вышел на поле, его обступили футболисты.

Наш радиокомментатор Николай Озеров, не зная, как же ему быть и где узнать истину, передал в Москву, что бразильцы победили со счетом 4: 2.

И только после того как шведский король, а вместе с ним и судья покинули поле, стало известно, что Гиг засчитал пятый мяч. На табло появились цифры 5:2, а в Москву в Радиокомитет послана была поправка.