Увы, мяч залетел не в те ворота! На чилийский чемпионат в группу команд, базирующихся в Арике, попали футболисты Колумбии, а не Перу. Стадион оказался без ожидаемых гостей.

Прилетели мы в Арику глубокой ночью. С аэродрома (если можно назвать аэродромом выжженную землю и огромный барак, сделанный из гофрированного железа) ехали в город по шоссе среди песков, укрытых тьмою. На следующий день наши футболисты вступили в борьбу. Первым соперником жребий определил нам сильную тогда команду Югославии.

Вокруг матча было много разговоров. Спортивные обозреватели придавали большое значение тому факту, что дважды советские футболисты не пустили югославскую команду на пьедестал почета. Первый раз это было в Мельбурне, на Олимпийских играх, а второй — в Париже, в финале розыгрыша Кубка Европы.

Предполагали, что матч должен носить характер двойного реванша.

Естественно, журналисты атаковали и нашу делегацию, в частности ее руководителя Е. И. Валуева, который разбирался в футболе не больше рядового любителя, а потому ему было трудно. Как на грех, наш переводчик плохо знал испанский язык, путал разговор Валуева с журналистами, и однажды появилась реплика в газете «Конкордия»: «Если перевод с русского на испанский является его профессией, то он скоро должен умереть с голода».

Не знаю, было ли это сделано сознательно и представляло собой один из актов «войны нервов», но только в утренних чилийских газетах мы прочли весьма оптимистические высказывания югославских футболистов.

Как известно, матч выиграла сборная СССР. Удары

В.   Иванова и В. Понедельника заставили замолчать любителей прогнозов и организаторов «психических атак». Матч носил грубый характер. Наш защитник Э. Дубинский вышел из строя, В. Понедельник и С. Метревели были травмированы. Местная газета «Конкордия» дала такой заголовок: «После матча много раненых и подбитых.»

Мы, конечно, пытались как можно скорее передать свои корреспонденции в Москву, но. приходилось отделываться короткими телеграммами. Каждый звонок из Москвы для нас был событием.