Это он посылает мяч на выход своему партнеру, выводит на прорыв крайних нападающих, создает благоприятные ситуации в центре атаки, а иногда и сам выходит с мячом в зону штрафной площади и заставляет защитников пятиться к штангам.

Дементьев — это своеобразный «второй эшелон» нападения.

Вратари знают силу дементьевского удара — неожиданного, стелющегося над землей и нацеленного в угол.

Николай Дементьев около двадцати лет играл на месте левого инсайда. Он никогда не менял своего амплуа. Это помогало ему «не глядя видеть» и край поля, и лицевую линию, и штанги ворот.

Инсайд — это игрок и второй линии нападения. Он действует на большом пространстве, но в тесном взаимодействии с остальными форвардами.

Если мысленно провести линию от левого крайнего до центрального нападающего, а от него назад к левому инсайду, затем вновь на край, то перед нами предстанет всегда движущийся треугольник, острием своим обращенный внутрь поля.

На этом острие и действует Николай Дементьев. Выгодная позиция позволяет ему вместе с полузащитником Игорем Нетто постоянно контролировать большой район в центре поля, снабжать мячами первую линию нападения, создавать комбинации.

Наблюдая за Дементьевым, вы всегда увидите рядом с ним так называемого «опекуна», который не отходит от

него пи па шаг, преследует как тень, ведет с ним постоянную борьбу, мешает ударить, обработать мяч.

Борьба с «опекуном» — это борьба за инициативу. Уйти от «опекуна» — мечта каждого форварда. А мечту эту можно осуществить только будучи техничнее, а значит, сильнее «опекуна». Свободное обращение с мячом, постоянное перемещение и позволяли Дементьеву уходить па «оперативный простор».

А что же нужно, чтобы обыграть «опекуна»? Многое. Быстрее его бегать, останавливать мяч так, чтобы он не отскакивал от ноги, а словно бы прилипал к ней, прыгать выше «опекуна», лучше бить «щечкой», «шведкой», подъемом, носком, пяткой, с воздуха, с поворота и, наконец, любимейшим способом — «хавволей» (в момент приземления мяча). К этому нужно добавить физическую силу, которая требуется не только для того, чтобы, столкнувшись плечом к плечу с «опекуном», устоять на ногах, но чтобы все девяносто минут быть в игре, не отдыхая ни минуты.

Много раз в Тарасовке, под Москвой, я видел Дементьева с мячом.