Московский матч был полон «огня и темперамента», который не угасал до последнего свистка. И наша команда и гости отнеслись к нему со всей серьезностью, несмотря на то что его литера уводила игру в разряд контрольных или товарищеских.

И если бы заранее обусловленная пассивность, неизвестно, как бы сложился матч.

Во всяком случае, когда во второй половине игры Ба- нишевский и Баркая вышли на переднюю «линию огня», а Сичинава занял свою обычную позицию, наша команда получила ту контригру, которая ставила опытных бразильских защитников в стесненное положение. Стопперы Орландо и Беллини и пришедшие им на помощь хавбеки были заняты по горло. Мы видели, как Месхи, скинув со своих плеч робость, начал обходить своим финтом знаменитого Джалму Сантоса, как Метревели рвался по правому флапгу, оставляя за спиной защитника Рилдо. Но такая игра длилась только двадцать минут и никакого «материального выражения» не получила, ибо когда создавалась хорошая ситуация, о которой говорят—«остальное— дело техники», как раз техники и не хватало.

Чемпионы играли по своей классической системе. Во время атаки активно действовали четыре форварда.

Конечно, любая тактическая система или даже план прежде всего требует исполнительского мастерства. Без него всякая система мертва.

Здесь, пожалуй, урок, преподанный нам бразильцами, является наиболее показательным. Высокая техника — отчетливая особенность их творчества.

Если наши команды освоили некоторые тактические приемы, то техническое их мастерство отлично от мастерства бразильцев.

Физическая подготовка и рожденная на ее базе скорость — хорошее достижение советского футбола. Теперь перед советскими футболистами встала наиболее сложная задача — привести техническое мастерство в соответствие

со скоростью, памятуя, что только тот владеет темпом игры и может предлагать его, кто лучше владеет техникой.

Образцом футболиста может быть Пеле.

Прежде всего бросается в глаза его свободное передвижение по полю, хорошие футбольные манеры.