Спутник мой был тонким знатоком футбола и мечтательно говорил о поисках, новинках, открытиях, в которых, однако, без труда можно было уловить преобладающую склонность к оборонительным принципам игры. Память услужливо предлагала ему факты из прошлого, и он развивал свою теорию с редкой последовательностью. «Эрудированные залпы» сыпались на меня один за другим и создали такой заслон, что не было никакой возможности разрушить его.

Спутником моим был выдающийся советский тренер Борис Андреевич Аркадьев. Он вез команду Центрального спортивного клуба Министерства обороны в Ростов-на- Дону.

Спустя два дня мы снова встретились, теперь уже близ кромки футбольного поля на стадионе «Ростсельмаш».

Играли две армейские команды: местная и столичная. И как-то сразу наглядно теоретические основы оборонительной тактики облеклись в форму, которая уже не оставляла сомнений в ее однобокости.

Та идея, что линия защиты, увеличенная до шести игроков, сжимаясь, подобно пружине, должна была затем разжиматься (контратака!), явно не удавалась.

Молодые ростовчане, задор и энтузиазм которых подсказал им правильный путь к атаке, невольно и беспощадно сжимали эту «пружину» до степеней, когда она начинала натягиваться до предела и лопаться. Армейцы столицы проиграли — 0:2. Ростовчане, помнится, показали красивый футбол, в котором заметно было игровое мышление многих футболистов. В. Понедельник великолепно направлял ход атак, 10. Мосалев и В. Одинцов хорошо понимали своего лидера и вместе с ним создавали ситуации, в которых терялись даже опытные защитники.

Однако и серия последующих матчей и неудач не изменила убежденности наставников ЦСК МО. Тренер не мог примирить «ангелов» своих тактических мечтаний с реальными ребятами, которые никак не могли добиться победы.

Правда, глянув в лицо своей неудаче, под влиянием общественности тренеры ЦСК МО в конце сезона начали перестраивать команду на атакующий лад, но форвардам было уже «не с ноги» вести наступательные действия.