Из клубных встреч наиболее примечательными были матчи с английскими и итальянскими профессиональными клубами, причем клубами первого европейского ранга. В 1954 году «Спартак» выезжал в Бельгию и Англию. Это была попытка испытать себя в единоборстве с мастерами англо-саксонской школы, которая все еще считалась сильнейшей.

С бельгийцами-профессионалами советские футболисты встречались впервые. Известно было, что они во всем копировали англичан и строго придерживались системы «дубльве» в ее первозданном и неизменном виде.

О быстрых, комбинированных атаках советских футболистов руководители «Андерлехта» хотя и слышали, но ясного представления не имели. Не удивительно поэтому, что в течение всего матча спартаковцы не выпускали из своих рук инициативу, вели наступательные действия, которые почти не давали хозяевам поля возможности для контригры, и победили со счетом 7:0. Такого поражения не ждали ни бельгийские тренеры, ни журналисты, ни любители. Они были растеряны. Бельгийские обозреватели сухо сообщили об этой футбольной сенсации, несколько пожурили своих футболистов и постарались быстро забыть о неприятном эпизоде в истории «Андерлехта». Лишь спортивная газета в нескольких строках все же решилась дать

оценку: «Советские игроки демонстрировали нам настоящий мастерский и одновременно атлетический футбол».

Тем временем москвичи готовились ко второй встрече. На сей раз в Льеже с местным клубом. Естественно, что к этому поединку был повышенный интерес. Узнав о разгромном счете в матче с «Андерлехтом», менажер английского «Арсенала» Томми Уитэккер срочно вылетел в Льеж, чтобы увидеть игру спартаковцев, которые после Бельгии направлялись в Лондон.

Игра в Льеже тоже проходила при явном преимуществе «Спартака», хотя на сей раз льежские футболисты извлекли уроки из поражения своего чемпиона. В какой-то степени им это удалось. Они перестроили игру оборонительной линии, в частности применили «персональную опеку» к Н. Симоняну (Симонян забил «Андерлехту» четыре мяча), и были более бдительны к остальным. К тому же льежские мастера оказались быстрее брюссельских, и это уравнивало шансы. Все же москвичи победили — 5:2.