Я упомянул об этом не случайно. Отход Загало в линию хавбеков имел глубокие последствия для развития тактики мирового футбола. Этот прием понравился многим тренерам, и за «отход» ухватились все. Уже спустя несколько лет многие команды играли с тремя, а не с двумя хавбеками, и все тренеры ссылались на чемпионов мира. Появилась схема 4+3+3, появились и ее теоретики. Но у многих сторонников бразильской системы не было игрока, который мог в одном матче выполнять два амплуа, как это делал Загало. Приезжавший в Москву Висенте Феола дал такую характеристику этому игроку:

—    Загало в Чили стал совместителем: то третьим в линии полузащиты, то четвертым в линии нападения. Я не перестаю им восхищаться. Его мастерство и глубина понимания того, что происходит на поле, меня поражают.

Я следил за его подготовкой к чилийскому чемпионату и твердо убежден, что он мог бы сыграть на любом месте.

Но, оттянув Загало, мы не изменили системы игры четырьмя форвардами. Скорее всего, это следует считать вариантом, улучшающим систему.

Высокое техническое мастерство бразильцев постепенно дало себя знать. Амарильдо, а затем Вава довели счет до 3:1.

Идут последние секунды встречи. Мы видим, как Латышев направляется к боковой линии, и тут же мяч уходит за пределы поля. Зито готовится его вбросить, но раздается свисток, и Латышев получает мяч из рук бразильского футболиста.

Матч окончен. Победители обнимаются. Латышев направляется к центру поля, держа мяч под мышкой И в этот момент откуда-то, словно из-под земли, выскочил лысый массажист Америго, ударом кулака выбил у Латышева мяч и убежал.

.Спустя двадцать минут бразильцы преподнесли Латышеву новый мяч со своими автографами.

Итак, бразильцы почти в том же составе, что и в Стокгольме, став старше на четыре года, показали, что их футбол сочетает все элементы современной игры: от атлетизма до виртуозной техники.

Вот они стоят у боковой линии, и капитан Мауро держит над головой «Золотую богиню», сверкающую на солнце. Она так же сверкала в руках Беллини четыре года назад в Стокгольме.

Сантьяго мы покидали в тот же день, что и победители. Но когда мы перевалили Кордильеры п прилетели в Рио- де-Жанейро, нам объявили, что дальше мы лететь не можем, пока не приземлится самолет с чемпионами мира.