Над экватором Галимзян Хусаинов победил доселе непобедимого Игоря Нетто, и стал некоронованным чемпионом воздушного корабля. В полдень показалась земля, и мне почудилось, что в «Дугласе» раздался общий вздох облегчения. Мы приземлились на аэродроме Рио-де-Жанейро, предварительно выслушав блиц-лекцию Гавриила Дмитриевича Качалина о самом большом городе Бразилии и рассмотрев через иллюминаторы овал знаменитого стадиона «Маракана».

Вдоль Южной Америки наш корабль летел весь день и ночью спустился в Буэнос-Айресе. Это были первые часы 16 ноября.

После напряженного матча в Стамбуле команда прожила в самолете почти двое суток, попала в жаркий, влажный климат, к тому же в иной временной пояс. Разница измерялась шестью часами. Я видел, как после обеда ребята «клевали носом», а в И часов утра не могли проснуться. Все это происходило за два дня до матча со сборной командой Аргентины, интерес к которому превзошел все наши ожидания.

Футбол в Аргентине — своеобразный культ. Ему поклоняются, как идолу. Он занимает видное место в общественной жизни страны. Поэтому и крупные дельцы, и некоторые политические деятели стараются быть поближе к футболу. Человек, который не любит эту всенародную игру, считается оторванным от. масс. Ему припомнят это на выборах. Вот почему во главе футбольных клубов или в составе их правлений можно встретить и крупных фабрикантов, и сенаторов, и общественных деятелей.

Дело дошло до того, что ссора "между футболистами Аргентины и Уругвая повлияла и на деловые отношения государств.

Естественно, что вся печать, в том числе и четыре футбольных еженедельника, уделила особое внимание нашему появлению на аргентинской земле. Это было событие чрезвычайной важности. Газеты Буэнос-Айреса встретили советскую команду улыбками и колкостями. Стрелы пускали не только журналисты, но и тренеры, и футболисты, полностью лишенные чувства скромности. Ну, а мальчики на улице пальцами левой руки изображали ноль, а всю пятерню правой полностью растопыривали, что, по- видимому, должно было обозначать степень поражения советской сборной.

В то же время печать всячески рекламировала звезды «аргентинской величины». Все превосходные степени были использованы. Словесные лавровые венки сыпались под ноги Санфилиппо, Корбатта и Артиме.