Отсюда французский журналист делает вывод, что главное в тактике футбольной игры — оборона. Но я, согласившись с его образным сравнением, заметил, что корни сада, вырабатывающие сок, — это тренировки, и вовсе не обязательно, чтобы сок выдавался только игрокам защиты. Плоды получает вся команда, которая умело распределяет их «в кроне» среди всех одиннадцати футболистов.

Габриэль Ано улыбался, хитрил, приводил новые сравнения и все упирал на то, что оборона первична, а наступление вторично.

—    А почему не наоборот? — спрашивал я. — Ведь весь смысл игры в том, чтобы добиться победы, а ведь без атаки это не получится. Короче говоря, мы не договорились.

Позже я убедился в том, что, к сожалению, Габриэль Ано не был одинок и, по существу, выражал мнение определенной группы французских (и не только французских) тренеров.

Наша команда и мы с нею отправились в Стокгольм. Усталые, травмированные игроки были поселены в гостинице, рядом с которой велась большая стройка и где с раннего утра и до позднего вечера гремели краны, лебедки, гудели грузовые машины. Так провели однодневный отдых — 18 июня — футболисты советской сборной. А завтра нужно было выступать в четвертьфинальном матче против Швеции на стадионе «Росунда».

Привожу третью свою корреспонденцию «Трудный путь».

«Стокгольм (специальный корреспондент «Огонька»). Когда кончился перепгровочный матч сборных команд Англии п СССР, с поля стадиона «Нью-Уллеви» уходили прихрамывая Воинов, Кесарев, только с помощью друзей медленно передвигался Крижевский. Победа над английскими профессионалами досталась дорого, хотя вообще-то внешнего проявления грубостей в игре и не было видно.

В раздевалке врач хлопотал над травмированными иг

роками. А остальные от усталости еле двигались по комнате. Но через день предстояло бороться со шведами за право играть в полуфинале. Как же быть?

Тренер шведской команды, некогда известный английский футболист, Георг Райнер после матча сказал журналистам:

—    Я был в смертельном ужасе от русских. Но теперь я ничего не боюсь. Мы не забудем, что русские изнурены.