Но вот записаны две крупные буквы. «П. Г.»: Понедельник — гол. Это случилось за три минуты до перерыва, и наши ребята уходят на отдых победителями. Можно не описывать вторую половину матча, хотя она и была очень интересной. Мамыкин и численно имели возможность забить по мячу. И все же тайм прошел под знаком неукротимого желания уругвайцев уйти от поражения.

И сколько же хладнокровия, опыта, мастерства проявила наша защита, чтобы отбить эти яростные атаки! В моей книжке мелькают фамилии Чохели, заменившего Островского, фамилии Масленкина и Дубинского и много знаков «Я. в. т.». Ворота наши так и остались неприступными. Сборная СССР одержала еще одну победу.

Когда автобус привез нас к «Парк-отелю», Гавриил Дмитриевич Качалин, который обычно объявлял распорядок следующего дня, на сей раз спокойно сказал:

—    Завтра просыпайтесь когда хотите, загорайте сколько хотите и купайтесь где хотите.

И в автобусе послышалось дружное «У-ра!».

Итак, наша сборная проявила себя с лучшей стороны. Заметно изменился состав. Появились Воронин, Месхи, Понедельник, Метревели, Гусаров, Масленкин, Чохели; команда играла по отлично освоенной системе «дубль-ве». К тому же команда играла после окончания сезона, когда все игроки находились в хорошей спортивной форме.

Давало ли это повод оптимистически смотреть на предстоящий чемпионат в Чили?

Нам казалось, что да, однако Г. Качалин и Ан. Старостин все время высказывались весьма осторожно. Они принимали во внимание и необычность климатических условий, и сравнительно раннее проведение чемпионата, когда многие команды Европы и Южной Америки уже успевали приобрести форму, а паши футболисты только обретали ее; наконец, было известно, что все уже перешли на новую систему игры с четырьмя защитниками и четырьмя нападающими, а мы все еще приглядывались.

—    Но разве нельзя было в срочном порядке переключиться на новую систему?

—    Нет, — отвечал Качалин, — времени мало, к тому

же клубы играли по-старому.

Так, с чувством радости за сегодняшние победы и с чувством тревоги за будущее мы покидали столицу Уругвая.

После турне по Южной Америке наша сборная в течение почти трех месяцев была оторвана от зеленых полей. Занятия в зале, на катках и на лыжах восстанавливали утерянную физическую форму, но не больше.