Этого, конечно, было вполне достаточно, чтобы Силва, Гонсальвес и даже Альварес все длинные передачи адресовали на правый фланг. Кубилла в ударе. Он принимает все мячи и ловкими финтами оказывается за спиной у Островского.

Ему приходят на помощь то Нетто, то Масленкин, надежно закрывая пробоину. По всему видно было, что тренер Хуан Карлос Корассо, который наблюдал оба наших матча — и в Буэнос-Айресе, и в Сантьяго, взял курс па сильный, внезапный, ре

шительный натиск вначале. Ему казалось, что, ошеломив защиту, он добьется материального перевеса, морально надломит наших футболистов и после этого его команда поведет игру в спокойном темпе, где отчетливей выявится техническое превосходство уругвайских «звезд». Но, во- первых, ему не удалось добиться материального успеха, а во-вторых, наши ребята сами определяли темп матча. С этим нельзя было не считаться. Поэтому уругвайцы играли фанатично, исступленно и для достижения цели иной раз пренебрегали правилами игры. Здесь-то и выяснилось, что уругвайская команда состоит из одиннадцати отличных мастеров кожаного мяча, действующих без дирижера и без умения понимать друг друга.

А тут еще Месхи, которого часто и откровенно держат руками, все же несколько раз проходит по флангу и подает точные передачи. Гусаров ловко обходит «непроходимого» Альвареса. И вдруг мы увидели, что не так грозен этот сутулый, высокий защитник, как показался в матче с «Пеньяролем». Умными тактическими ходами наши форварды просачивались к чужим воротам и обстреливали их. В один из таких моментов Гусаров поймал мяч, посланный ему Нетто, правой ногой подбросил мяч, а левой сильно направил в угол. Гол!

Но тут же Кубилла, воспользовавшись технической ошибкой Островского, резко вышел к нашим воротам и с близкого расстояния сквитал гол. Еще до перерыва травмированного Воронина заменил Маношин.

В моей записной книжке есть много букв, которые, собственно, выполняли роль стенографических знаков. Я сейчас вглядываюсь в эти знаки, и передо мной встает картина всего матча. Больше всего у меня записаны буквы: «Я. в. т.» и «М. д. р.». Это значит: Яшин взял тяжелый мяч, и Месхи держат руками.