Десять лет я не брал мяча в руки, а затем, в конце тридцатых годов, вновь играл — за команду редакции «Правды» против «Красного спорта» и каких-то других редакционных коллективов, а также за сборную журналистов Москвы против таких же сборных Ленинграда и Харькова. Но это уже был футбол журналистского уровня, и играть мне было легко.

Помнится, мы ехали на матч в Ленинград в одном вагоне с московскими спартаковцами. Им предстояла встреча с очень сильной тогда местной командой «Динамо».

Почти вся ночь прошла в беседах со Степановым по кличке Болгар, Леутой, Семеновым, Андреем Старостиным.

Рано утром мы гурьбой высыпали из вагона на перрон, а затем на площадь вокзала.

Мы были удивлены, что с правой стороны площади выстроились моряки в новенькой формеР и с духовыми инструментами.

Как только мы показались, дирижер, глядя в нашу сторону, взмахнул рукой, и грянул бравурный марш: дребезжали литавры, бухтел барабан, пищали кларнеты. Мы были в недоумении, а наш левый инсайд Иосиф Иткин снял шляпу и приветствовал ею оркестрантов до тех пор, пока неожиданно левее нас не показалась большая группа французских моряков, которая, отбивая шаг, двинулась в сторону оркестра.

Оказывается, они ехали в одном с нами поезде. Французы побывали уже в Одессе, Николаеве, а теперь прибыли в Ленинград. Им и били в литавры.

Иткин растерянно опустил руку со шляпой, и мы прошли площадь, желая быть незамеченными.

Матч был назначен на 11 часов утра, и обе команды точно по свистку судьи вышли на поле. Ленинградские собратья по перу оказались слабее нас и проиграли 2:7.

Матч с харьковчанами проходил в Москве, на малом стадионе «Динамо».

Первый матч закончился вничью, а во втором москвичи победили.

После «журпалистских матчей» я навсегда распростился с футбольным полем.

Наступили тридцатые годы. Я, естественно, посещал все матчи на стадионе «Динамо» и проходил «футбольную науку» теперь уже не по журнальным и газетным отчетам, а, так сказать, визуально. Мы, молодые еще тогда спортивные журналисты — Ефим Рубин, Б. Косвинцев, А. Витенберг, В. Дуров, Ю. Ваньят, Н. п В. Стояновы, Г. Колодный, — жадно слушали ветеранов футбола и все мотали себе на ус.