Турнирная таблица — беспристрастный свидетель — показывала, что московский «Спартак», на сей раз под руководством нового тренера — Н. П. Симоняпа, недавнего его игрока, провел заключительную часть турнира без поражений: 12 встреч, 10 побед, 2 ничьих —22 очка из 24 возможных. Такой финиш привел к тому, что на последний матч в Киеве, с местными динамовцами, «Спартак» выходил уже чемпионом.

После трехлетнего перерыва спартаковцы вновь стали чемпионами страны. Это была их восьмая победа.

А Кубок СССР вновь, второй год подряд, завоевали донецкие футболисты команды «Шахтер».

После чилийского чемпионата на футбольных полях мира развернуласьострейшая борьба. Эта борьба нашла свое отражение и на страницах печати и на многочисленных теоретических конференциях. Спорили тренеры, футболисты, обозреватели, просто любители футбола. Одни тя- нули команду к своим воротам, другие, почувствовав в этом опасность, требовали, чтобы горнист играл сигнал к атаке. Но в большинстве случаев эти бои бумажными шпагами не очень-то влияли на футбольную жизнь.

Тренеры то тянули футбол назад, к старому «дубль-ве», то деформировали бразильскую систему, то начинали поклоняться новому идолу, который не имел ясно очерченного облика. Напуганные взлетом дважды чемпионов мира — бразильцев, многие европейские команды и некоторые южноамериканские (например, Аргентина и Уругвай) громогласно заявили о своих намерениях укрепить оборону и, не задумываясь, начали строить у своих ворот бетонированные редуты. Эта тенденция, давно появившаяся в Италии, была полнее всего использована тогдашним тренером миланской команды «Интернационале» Эленио Эррерой. Сначала казалось, что игра с «либеро» (свободным защитником, располагающимся сзади) будет только дежурным тактическим блюдом, но потом оказалось, что речь идет о стратегии.

Итак, спустя четыре года после чилийского чемпионата оборонительные тенденции не только не уменьшились, но приняли массовый характер. Они нашли своих теоретиков и практиков.

В чем же корни таких тенденций?