Кроме очень сильного центрального защитника Кочеткова (он еще до войны «баллотировался» на место Андрея Старостина в основном составе «Спартака»), некого было и выделить. Константин Лясковский был уже ветераном, хотя Аркадьев вовсе не торопил его с уходом. В годах были и Борис Афанасьев, и Григорий Тучков. Правда, Аркадьев считался специалистом по организации защитных линий и репутацию свою в таких сложных обстоятельствах, в общем, подтвердил. Все, что было в их силах, армейские защитники и полузащитники сделали. Однако проблемы безопасности Аркадьев решил по-другому. И здесь Бобров ему чрезвычайно пригодился. Прежде всего потому, что он был Бобров — во всей своей взрывной непохожести ни на кого. Кроме того, он органически не мог4 играть в обороне. Но Аркадьев и не собирался призывать его в оборонительные порядки. Он, напротив, приветствовал его неудержимую направленность на чужие ворота. За этим атакующим эгоцентризмом, осуждаемым с позиций слишком уж рассудительной общепринятой тактики, Аркадьев чувствовал и видел значительную свободу маневра для остальных армейских форвардов. Им, может быть, не всегда легко в физическом отношении, но неизменно весело было поддерживать рвущегося к воротам Боброва. Хитрость и тайна бобровского дриблинга — в его видимой, но одновременно непостижимой для обороняющихся прямолинейности. Он не был тараном, хотя данные не против показывали ему при желании силовую борьбу. Но он не в борьбу шел, он шел — повторяем — в прорыв. По только ему в тот момент различимой тропе. Он не сокрушал преграды. Он их миновал. Он обыгрывал, он мог обыграть на «пятачке» нескольких обороняющихся, но на такое способны были и другие классные форварды его времени. Особенностью же Боброва было то, что он неуклонно проходил защиту на движении. Он не тормозил, не задерживался. Шел прямо на защитников, встык, но неуловимое движение корпусом — и защитник теряет ориентацию, а Бобров уже вышел на ударную позицию. А уж позицию он чувствовал как никто. Двадцать четыре мяча, забитые Бобровым за первый его сезон в большом футболе, о чем-то да говорят.

Не надо забывать, что рядом с Бобровым в атаке был Федотов — игрок номер один по гамбургскому и прочим счетам.