Но хроникальные кадры, запечатлевшие тесное движение и веселую ярость напора стремящейся к зрелищу толпы на подступах к динамовскому стадиону, впечатляют и сегодня. В этих кадрах если уж не документ класса игроков, то документ их славы. Во всяком случае, истоки легенды о послевоенном футболе — на пленке, передавшей темперамент людей, ходивших тогда на «Динамо».

Трофимов говорит, что при самых переполненных трибунах про зрителей через пять минут забываешь — весь в игре.

Выходит, что «искусства для искусства» в таких матчах было мало?

Да, напряжение создавалось сосредоточенностью каждого на своей задаче. Но, как утверждает динамовский тренер Михаил Якушин, класс и заключается в умении сосредоточиться на игровой задаче. Подобная же сосредоточенность,

позволяющая без страха проникать в игровые глубины, происходит только от ответственности за свое участие в большом футболе, без которой классным игроком не стать.

За эту сосредоточенность футболистов, за непрерывность их игрового дыхания публика и платила неослабевающим интересом, непосредственной реакцией на каждый ход на поле.

Всеволод Бобров вспоминает: «Наша послевоенная публика очень нас поддерживала, но тонкого понимания вначале не было еще.»

Футбол вызывал у людей, переживших совсем недавно грозные события, наивную доверчивость, окрашивающую восприятие зрелища и его героев.

Те толпы у стадиона, те памятные репортажи Синявского, конечно, имели первоочередное отношение к матчам между «Динамо» и ЦДКА. Игры между другими командами, спросят теперь, вызывали меньший интерес?

Но в том-то и дело, что искры, высекаемые единоборством ЦДКА — «Динамо», разжигали интерес ко всему футболу! Каждый матч между динамовцами и армейцами расширял круг людей, увлеченных футболом. Мастера из «Динамо» и ЦДКА «вербовали» в то время болельщиков для всего отечественного футбола.

Их соперничество работало на авторитет игры. На более тонкое ее понимание.

Потоки движения захлестывали Ленинградское шоссе.

В 1938 году Трофимов стал игроком дубля московского «Динамо». Розыгрышей для дублеров тогда не проводилось. Практикой для запасных игроков были совместные тренировки с мастерами основного состава.