Вот тогда-то в Англии и прозвали Хомича Тигром. А первый мяч, забитый в английские ворота, возвел в наивысшую степень популярность Карцева. Своеобразие роли Боброва, игравшего в составе главных соперников своего клуба и содействовавшего новой славе динамовцев, принесло ему новые лавры. Наши газеты перепечатывали похвалы видных английских обозревателей футбола игре Бескова. Трофимов невольно оказывался в тени?

Однако на банкете в «Метрополе», когда оглашали список новых заслуженных мастеров спорта, среди" них был назван и Василий Трофимов. Не Бобров, не Хомич, не Карцев, не Бесков. А он, Трофимов, за успехи в течение всего сезона

1945 года.

Трофимов же был смущен, почти расстроен столь высокой оценкой. Говорил: «Ну зачем же именно мне, сейчас? Я еще вроде и молодой — неудобно как-то».

Трофимов накануне своего двадцатисемилетия был на том редком уровне признания, когда отсутствие мастера в составе, пожалуй, еще ощутимее его присутствия. Когда он на поле, все им совершаемое воспринимается само собой разумеющимся, естественным в данной ситуации. Когда же он отсутствует, для всех — и не только специалистов — становится понятным, что зависит конкретно от него в развитии игры.

Всей командой динамовцы ходили на премьеру музыкальной комедии «Одиннадцать неизвестных». Сюжет явно навеян поездкой динамовцев — действие происходило в Москве и Лондоне. Но футболисты на сцене были в красных футболках: авторы либретто оказались болельщиками ЦДКА.

После сезона 1945 года — в какой-то мере и дебютного для Трофимова — им стало ясно, какого оригинального мастера приобрел большой футбол.

Крайний нападающий — тактик.

Его смещение, продвижение по фронту атаки было закономерной особенностью исповедуемой им игры. Смещался на место инсайда и такой выдающийся крайний форвард, как Сергей Ильин, но смещение Ильина было хоть и острым, но эпизодическим. Тяготел к центру Сергей Соловьев, но он и был центром, сдвинутым на край. Ушел насовсем с левого края — при первой же возможности — в центральные нападающие Федотов.

Трофимов же не переставал быть краем. Прирожденным правым краем, правда способным по заданию тренера сыграть всю игру и на левом краю.