В дальнейших розыгрышах первенств военного времени выше второго места «Динамо» не поднималось. Когда в 1943 году — заметьте, в самый разгар войны — были названы футболисты, составляющие сборную страны, среди них оказался и Василий Трофимов. Ему, как игроку сборной, полагалась литерная карточка.

Было сделано все, чтобы поставить спортсменов в относительно привилегированные условия. Хотя, конечно, какие в это время могли быть особые привилегии? Перед поездкой на кубковый матч в Ленинград в 1944 году, например, футболистов «Динамо» предупредили, что каждый должен захватить из дома еду: стакан пшена, стакан гречки, две банки тушенки.

Через полтора года, после матчей в Англии, где тоже были знакомы с трудностями военных лет не понаслышке, некоторые журналисты, объясняя победу динамовцев, намекали в своих статьях на икру, которой якобы привыкли Питаться советские футболисты. Возможно, противники Динамо» й не слишком часто в ту пору ели бифштексы,

но проиграли они людям, пробавлявшимся в годы войны в основном черным хлебом и картошкой.

В 1944 году «Динамо» выступило особенно неудачно. Кубковый матч «Зениту» был проигран со счетом 1:3, несмотря на то, что в линии атаки к героям 1940 года разных поколений Якушину и Сергею Соловьеву присоединились лидеры, выдвинутые молодежью,— Трофимов и Бесков. Во втором круге первенства Москвы динамовцы проиграли всем основным соперникам.

Руководители общества «Динамо», как это случается и до сих пор, сочли виноватым во всем тренера. Но в глазах спортивной общественности он, однако, ничего не потерял. И не успело отказаться от его услуг «Динамо», как его пригласили в ЦДКА, выступавший на том этапе совсем неплохо.

Принявший команду «Динамо» Лев Корчебоков, бывший уже один год тренером в неудачный для динамовцев сезон, мало что мог изменить в создавшейся ситуации.

.Победы, одержанные ЦДКА в дальнейшем под руководством Аркадьева, наводят на мысль о том, что по отношению к нему была допущена ошибка. Однако совершенно не исключено и то, что, останься Аркадьев в «Динамо», его тренерской репутации был бы нанесен известный ущерб.