Но угадать состав значило с присущей Якушину тонкостью понимания секретов футбольного дела почувствовать до конца возможные и игровые перспективные связи. Определенно представить: какую энергию игры можно извлечь из конкретного сотрудничества игроков друг с другом? в каких сочетаниях игроки вернее поймут его тренерские замыслы, воспримут все хитроумие его воззрений На игру? Чутье на исполнителей не подвело Якушина.

Поздней осенью 1944 года газеты писали, что молодые футболисты Бесков, Трофимов и Карцев резко снизили форму. Подводя итоги первенства Москвы, футбольный обозреватель замечал: «.в целом линия нападения «Динамо» не могла идти в сравнение с «Торпед©» и ЦДКА. Большим минусом для команды явилось отсутствие сильного центра нападения».

Но уже весной, с самого начала сезона 1945 года, «Динамо» располагало сильнейшей линией нападения, где на роль центрфорвардов с одинаковым основанием могли претендовать три отличных мастера: Бесков, Сергей Соловьев и Карцев.

В линии нападения не смогли закрепиться два лидера 1940 года — Сергей Ильин и Николай Дементьев. Сергею Ильину, правда, исполнилось уже тридцать девять лет, но он еще, проиграв весь, за иключением одного матча, сезон за дубль, был неплох и даже ездил запасным в Англию. Тридцатилетний Дементьев был в расцвете сил — он тоже ездил в Англию и хорошо сыграл против «Глазго Рейджерс», заменив Боброва. Однако Якушин предпочел ему неутомимо энергичного Александра Малявкина. И Дементьев ушел в «Спартак», где играл еще почти десятилетие, не перестав до самого конца считаться первоклассным мастером и ведущим игроком.

Итак, теперь динамовскую линию атаки составляли: Трофимов, Карцев, Бесков, Малявкин, Сергей Соловьев.

Но что же происходило в канун первого послевоенного розыгрыша в команде ЦДКА?

Несмотря на успех торпедовцев в сезоне 1944 года, было очевидно, что с приходом в ЦДКА Аркадьева что-то должно произойти. Если успехи ЦДКА предвоенных и военных лет кое-кто и мог оценивать скептически, то сейчас всеобщее восторженное отношение, всеобщая родственная причастность к победоносной армии, подходившей к Берлину, не могли не осветить неким романтическим светом и ее команду. Военную, боевую суть игроков ЦДКА в тот год особенно подчеркивали, называли ЦДКА «командой лейтенантов».