Он уверенно руководил сильной и убежденной в своем превосходстве командой. Но как сделать следующий шаг в подобной выигрышной вроде бы ситуации, он еще не мог знать.

Он еще не переживал спадов как тренер, как руководитель.

Он только-только успел позабыть про свои дебютные волнения и сомнения. А ему надо было совершенствовать тактическую схему, никем из команд, кроме московского «Динамо», не применяемую.

Подопечные его очень устали после непривычно длинного и необычно напряженного сезона — трудились они не

за страх, а за совесть. И потом, не успели еще пережить столь многочисленные комплименты, которые пришлось им выслушать — ив адрес всей команды, и обращенные к большинству из них в отдельности.

В сезоне 1946 года динамовцам так и не удалось вернуться на реальную почву футбольного поля, они спотыкались, топчась на месте. ЦДКА, ставшему впервые чемпионом, они проиграли обе игры, не забив ни одного мяча. Выиграли у армейцев с минимальным счетом только товарищескую встречу на спортивном празднике.

В 1947 году все встало на свои места. Динамовцы снова претендовали на победу.

В сезоне 1946 года в одной игре тяжелые травмы получили и Федотов, и Бобров — их унесли с поля. Травмы, после которых они до конца своей карьеры уже не оправились.

Но чемпионскую раскованность чувствовал теперь весь коллектив армейцев — и дублеры знаменитых форвардов, и новобранцы клуба. В поиске способных игроков, в приведении их к необходимому уровню Аркадьев был тогда искуснее Якушина.

Армейскому клубу сопутствовала и огромная популярность. Команда обрела миллионы новых болельщиков. Стиль игры ЦДКА теперь уже не только в атаке, но и в средней линии, организация которой стала коньком Аркадьева, импонировал самым строгим специалистам.

Однако основной состав «Динамо» выглядел в 1947 году посолиднее, в целом постабильнее армейского. И атаке динамовской в тот период, когда не играли Федотов с Бобровым, можно было отдать предпочтение. Динамовцы лидировали, оторвавшись на пять очков, в первом круге. И в первом круге обыграли ЦДКА — 3:1.

Но во втором круге возвратились в строй Федотов и Бобров.

По замыслу Аркадьева центральным нападающим теперь был Бобров, а инсайдом — Федотов, но в принципе это все тот же вариант сдвоенного центра.