Говорили, что команда не выдерживает резкого перехода от игр с мягкими, техничными соперниками на полях с отличным травяным покровом к силовому футболу на тяжелых, раскисших площадках юга, где всегда начинается первенство страны.

Бесков, однако, считал, что подготовка в условиях, приближенных к идеалу, способствует восстановлению не только физической формы, но и технических навыков.

Весной и семидесятого года он направился с динамовцами в зарубежную поездку. Старт в том сезоне тем не менее против всех ожиданий был отличным: шесть матчей «Динамо» провело без поражений и не пропустило ни одного мяча.

Годы проходят, десятилетия, а упреки, предъявляемые Бескову, обычно одни и те же. И реакция его на них — та же.

Когда появились манежи, где поля с искусственным покрытием, Бесков не раздумывая перенес туда предсезонную подготовку, не отказавшись, впрочем, от зарубежных турне. Правда, теперь в пристрастиях к таким поездкам можно было большинство тренеров обвинять, совмещавших, однако, заграничные гастроли с традиционной работой на тяжелых полях отечественного юга.

До начала сезона спартаковцев легко было отличить от успевших дочерна загореть игроков других клубов — «синие, как куры в магазине», смеялся Бесков.

И вот как когда-то за предсезонные игры, «изнеживающие» футболистов на иностранных ухоженных газонах, в спартаковские годы Бескова регулярно критиковали за то, что предпочитает он свой манеж в Сокольниках Черноморскому побережью,— чуть что, «кололи глаза» этим манежем. Наконец в начале сезона восемьдесят седьмого Игорь Нетто, на что уж завзятый спартаковец, крайне редко приходящий в восторг от бесковских «новшеств», и тот заметил: «Спартаковцы, проведя весь учебно-тренировочный процесс под крышей своего манежа, работают в комплексе и над техникой, и над тактикой, и над физической подготовкой, в то время как многие другие клубы главное внимание уделяют достижению физических кондиций в ущерб всему остальному.»