Сам Аркадьев много позже сознавался, что наиболее трудным в его работе с командами всегда было расставание с ветеранами. И совсем не потому, что он не верил в молодых. Как раз Аркадьев особенно искусен в работе с молодежью. Но не сочувствовать ветеранам по-человечески он, видимо, не мог. Тем более что с ветеранами он работал в военные годы. Тем более что среди ветеранов были люди, поддержавшие его в тактических новациях 1940 года. Якушин был капитаном «Динамо» при Аркадьеве. Он входил в число игроков, на которых Аркадьев опирался. Но, зная самостоятельный во всех проявлениях характер Якушина, его вполне оправданное редким пониманием игры самомнение, вряд ли можно предположить, что талантливый и расположенный к «Михею» тренер был для капитана и лидера «Динамо» совсем уж непререкаемым авторитетом. Наверное, задумываясь о завершении карьеры игрока, Якушин видел себя не кем иным, как тренером, руководителем мастеров высшего класса. Его уникальное, всестороннее футбольное знание должно было найти себе достойное применение.

Разумеется, уступив окончательно место правого инсайда Василию Карцеву, согласившись стать тренером «Динамо» в столь сложных обстоятельствах и прерывая для этого, возможно преждевременно, карьеру игрока, Якушин рисковал.

Он не мог не заметить, как неуверенно почувствовали себя на тренерском месте его заслуженные партнеры Корче- боков и Тетерин. Он видел, как непросто пришлось и такому достаточно уверенному в себе педагогу, как Аркадьев, когда процесс смены поколений в «Динамо» затянулся. Якушин не мог не понимать, что все его приобретенное игрой влияние мгновенно потеряется, когда он уйдет с поля. Если, разумеется, не предпримет он сразу таких тренерских акций, которые заставят всех поверить в него уже как в руководителя!

Игроков в «Динамо» было тогда на две команды. Якушин должен был верно «угадать» состав.

Расставание с ветеранами и ему вряд ли представлялось легким и до конца оправданным. Как неформальный лидер, он великолепно знал команду «изнутри» — скорее всего, лучше, чем знал ее Аркадьев. И хорошо представлял себе, кто на что способен.