При Федотове и Боброве им с Деминым и Николаевым, по стилю их игры и типу характеров, приходилось брать на себя работу со сверхнагрузками. Поэтому они отлично понимали, какие «льготы» могут получить с приходом молодых, полных энергии партнеров.

В линии армейской атаки к 1950 году, правда, произошла одна-единственная заметная перемена: из полузащиты в нападение вернулся Вячеслав Соловьев. Сдвоенного центра нападения теперь быть не могло. Вакансию центра занял смелый, напоминающий Аркадьеву своей отвагой скифа Борис Коверзнев, выделявшийся столь желаемой в том сезоне скоростью, не рассчитывающий сравниться со своими иМенитыми партнерами в классе, но умевший с их помощью забивать много голов.

Ведущих динамовских игроков пригласили к руководству. Расспрашивали о положении дел в команде. Поинтересовались их мнением: есть ли резон в середине сезона (шел июнь) ставить вопрос о смене старшего тренера?

Бесков прямо сказал, что с Якушиным команда сейчас не сможет выправить положение. Трофимов так категорично не высказывался, подумал только вслух: «Если менять сейчас Якушина, то на кого?»

Когда выходили от начальства, встретили в приемной Якушина — его тоже, оказывается, вызвали для беседы.

В июне команду принял Виктор Дубинин, работавший уже, как мы помним, с «Динамо» до войны.

Добросовестный человек, он сумел добиться спокойной, деловой обстановки в команде. Но никаких тактических новшеств Дубинин не предлагал.

Однако со второго круга динамовцы заиграли поувереннее. Взяли, в частности, очень убедительный реванш (6:2) у «Торпедо», испортившего им зачин сезона. Как всегда, против «Торпедо» очень агрессивно сыграл на левом краю Сергей Соловьев — он забил три гола. На счету правого крайнего Трофимова оказалось два мяча. Атаками руководил Константин Бесков, ставший в том сезоне капитаном «Динамо».

Трофимов с Бесковым отличились и в игре против армейцев. Они действовали как бы во власти взволновавших форвардов воспоминаний о прошлой высоте этих матчей и вели игру на уровне, похоже, позабытом их соперниками, лидировавшими в розыгрыше, но не сумевшими настроиться на этот матч так, как настроились на него динамовцы.