В переигровке удалось открыть счет — гол забил Бобров. Была возможность в первом тайме и второй гол забить Молодой Чкаусели из тбилисского «Динамо» на двадцать метров оторвался с мячом от преследователей, но все-таки не смог уйти от защитника Вот и вини после этого одних ветеранов!

«Перетренированность и на этом тоже, конечно сказывалась»,- вздыхает двадцать восемь лет спустя Трофимов Он вспоминает эпизод игры, когда и ему отказала всегдашняя острота мышления Оказался в выгодном положении перед воротами и вдруг в нахлынувшем утомлении не смог мгновенно сообразить, как лучше распорядиться мячом

После таких вот неудач в атаке снова подвела своей нервозностью защита. Получили пенальти совершенно нелепый: Башашкин задел рукой мяч не угрожавший голом А потом в свои ворота гол забил — мяч ударился о ногу защитника и влетел в сетку по дуге мимо завороженных собственным невезением игроков обороны.

Проиграли. 1:3.

Ошарашенные всем происшедшим, футболисты вначале даже почувствовали что-то вроде облегчения после напряжения не сложившихся матчей Но опустошенности, пожалуй, не было, через день-два отдохнувшим наконец игрокам все случившееся с ними уже представлялось страшным сном, который не может, не должен повториться.

Вот тут бы и начать спокойный разбор! Строгий, но спокойный.

Однако поступили по-другому.

Вернувшиеся с Олимпиады игроки были покрыты, по мнению разгневанных руководителей, несмываемым позором. Самое обидное, что критика эта своей безоговорочностью произвела огромное впечатление и на многочисленных любителей футбола. Большинство из них беззаветно верило в успех наших футболистов на Олимпиаде, и теперь разочарованию не было предела.

Охлаждение к футболу после Олимпиады продолжалось недолго, но трещина, которая так угрожающе расширяется теперь при неудаче наших футболистов на международной арене, появилась тогда. Игроки и болельщики смотрели на нее почти с ужасом. И каждая сторона готова была винить другую в том, что привычное взаимоотношение утрачено.

В таких случаях легче всего увидеть вину спортсменов. Их считали непобедимыми — они не оправдали надежд.