И то, что Аркадьев открыл в нем полузащитника, на долгие годы закрепившегося в основном составе «Динамо»,— тренерская удача, которую уже нельзя приписывать стечению обстоятельств. Партнером Блинкова в полузащите стал Николай Полыска.

Теперь, когда равновесие в составе было найдено, мысли о тактической перестройке сделались вполне осуществимыми.

Нельзя все же сказать, что Аркадьев не испугал ветеранов Удачными заменами в их рядах — слишком уж недвусмысленно напомнил им о неумолимой конкуренции!

Новый тренер вдохновил Семичастного, Якушина, Ильина и вернувшихся в строй Лапшина с Елисеевым необычностью затеянной перестройки. Он не просто настаивал н< переходе

к «дубльве» — предложил довольно смелую собственную интерпретацию той игры, которую к тому времени вели лучшие команды мира.

Аркадьев предложил форвардам беспорядок.

Со стороны действия беспрерывно меняющихся местами динамовских нападающих, ищущих на поле свободное место, казались хаотичными. Но в сбивающем противника с толку хаосе таились точный расчет, тщательно продуманная организация игры.

Мяч посылался не на игрока, а на свободное место в поле. Однако попадал мяч к партнеру — форварду, свободному от опеки противника. Меняясь местами в ходе игры, нападающие сами создавали для себя благоприятные ситуации. Главным в атаке был не тот, кто владел мячом, а его партнер, понимающий, каким образом завершить хитрое плетение комбинации.

Конечно, в таком продуманном хаосе более молодые форварды были тем необходимым мотором, что создает энергию атаки, поддерживает, обеспечивает физические затраты на непрерывность движения.

Но без опыта, без выдающегося класса и футбольной мудрости ветеранов сюжет атаки не смог бы никогда развиваться столь захватывающе остро. Не случайно же для Сергея Ильина и Михаила Якушина сезон 1940 года едва ли не лучший во всей их богатой удачами футбольной жизни.

За один сезон Борис Аркадьев привел команду к чемпионскому титулу.