Из молодых форвардов, выросших в динамовском клубе, закрепились в основном составе лишь двадцатишестилетний Владимир Савдунин и двадцати двухлетний племянник знаменитого Сергея Ильина, Владимир. К игравшему уже в прошлом сезоне за «Динамо», заменявшему в первом круге 1949 года травмированного Трофимова и забившему больше всех (двадцать три) мячей Ивану Конову из «Спартака» присоединился его одноклубник, очень талантливый, техничный футболист — двадцатипятилетний левый крайний Сергей Сальников. Он обратил внимание на себя еще в финале кубка 1944 года, когда выступал за ленинградский «Зенит», победивший на пути к финалу и московское «Динамо», и «Спартак», а в финале — и ЦДКА. Динамовских лидеров возмущало, что Якушин хотел поставить Сергея правым защитником. Они посчитали, что тренер совсем «зарапортовался».

Между тем ничего дикого в предложении Якушина не было. Он, может быть, просто вспомнил, как в руководимом Аркадьевым «Динамо» в 1941 году удачно применялась острая комбинация, заключавшаяся в том, что защитник Радикорский занимал по ходу игры место правого инсайда Якушина в пятерке нападающих, а Якушин отходил в защиту. Почему бы теперь не попробовать что-то подобное, но модернизированное Сергею Соловьеву, взяв к тому же за пример Семичастного, перешедшего из форвардов в защитники?

Сам же Сергей Соловьев видел в этом тренерском предложении только желание поставить на его место Сальникова, а он, несмотря на десять лет разницы с конкурентом, готов был доказывать всеми оставшимися силами

свое право играть в нападении. И команда, особенно форварды, стояла на стороне своего ветерана. Никто не видел у Сергея Соловьева данных для игры в защите, к тому же защита «Динамо» и так очень ослабла с уходом Радикорского, Станкевича, Семичастного.

Якушин помнил — и надеялся, что игравшие в 1941 году тоже помнят,— как полузащитник Полые ка подключался в атаку вместо Николая Дементьева. Почему бы и Трофимову не попробовать сыграть на месте полузащитника?

Здесь Якушин, возможно, и ошибался — подходил слишком уж умозрительно.